Иранский гамбит

572 Views No Comment

Тегеран. День выборов, 12 июня 2009 года. Районы Тегерана утопают в зелёном цвете. Иранцы стоят в длинных очередях, чтобы проголосовать на выборах президента. Огромная народная поддержка Мир-Хосейн Мусави заставляет многих в Белом доме и Госдепартаменте полагать, что Махмуд Ахмадинежад проиграет выборы, хотя официальные лица США скептически относятся к тому, что это политическое изменение коренным образом поменяет иранскую политику.

Мир-Хосейн Мусави

Мир-Хосейн Мусави

Начало иранской Зелёной революции. Название основывается из-за зеленого пояса, подаренного Мусави бывшим президентом Хатами, основателем реформаторского движения. Люди надевают зеленые рубашки и шарфы, красят лицо зелёной краской, чтобы продемонстрировать свою оппозицию режиму Ахмадинежада.

В течение нескольких часов после закрытия выборочных участков, иранское государственное телевидение объявляет, что Махмуд Ахмадинежад выиграл выборы при подсчёте 64% бюллетеней. Офис Мусави протестует, утверждая, что невозможно так быстро подсчитать результат выборов. Революция из выборочных участков перемещается на улицы Тегерана. В течение следующих двух дней первые десятки тысяч, а затем и сотни тысяч иранцев начали выходить на улицы в знак протеста против сфальсифицированного результата выборов. Многие начали скандировать «Где мой голос?» . Но «Зеленое движение», несмотря на прозападную позицию, практически не находит поддержки в Белом доме. Иранская стратегия президента Обамы на распутье. Белый Дом Обамы не стремится распространять демократию на Ближнем Востоке или агрессивно вмешиваться во внутренние дела других государств. Неожиданно в Иране появляется потенциал для серьёзных политических перемен.

Президент Обама провел экстренное заседание в Овальном кабинете. Число протестующих в Иране начинает рости. Некоторые советники считают, что происходящий политический бунт является самой лучшей возможностью с 1979 года, содействовать демократическим изменениям в Тегеране.

Аятолла Хомейни во время исламской революции 1979 года

Аятолла Хомейни во время исламской революции 1979 года

По крайней мере, по их мнению, президент должен оказать моральную поддержку протестующим в открытом заявлении. Представители иранской диаспоры тоже считают, чтоб президент Обама должен публично поддержать протестующих. Они считают, что это сможет защитить оппозицию от ожидаемых репресий со стороны правительства. В ЦРУ многие полагают, что Вашингтон должен пойти на большее и оказать техническую помощь протестующим в возможности организации и общения друг с другом. Другие советники, заявляют о смешанных сигналах идущих от Зеленого движения. Те, кто находился в протестном движении в Иране считали, что американская поддержка, даже если она была бы просто риторической, дала бы Хаменеи предлог, чтобы заклеймить их как американских лакеев. Более того, Обама опасался, что американская поддержка протеста – уменьшит готовность Хаменеи провести прямые переговоры по соглашению о иранской атомной программе. Каналы связи между двумя лидерами уже начали работать на то время. Президент Обама в конечном итоге решил сохранять молчание в важные первые дни восстания. Кроме того, он приказал ЦРУ разорвать любые контакты, которые те разработали с сторонниками «Зеленого движения».

Силовики Хаменеи жестоко подавляют восстание. Шанс для политических перемен в Тегеране упущен.

2017-й год. Иран захватила волна массовых анти-правительственных протестов. Демонстранты скандируют анти-правительственные лозунги. Жители Ирана возмущены правительственной коррупцией и растущими ценами. Протестующие кричат«Смерть Хаменеи». Видеоролики, размещённые в социальных сетях показывают демонстрантов снимающих баннеры, изображающие верховного лидера – беспрецедентный aкт сопротивления в исламской республике.

Протесты «демонстрируют, то обширное разочарование иранского общества, особенно когда дело доходит до экономического положения и связано с ежедневными трудностями с которыми сталкиваются жители», – утверждает президент Национального иранского американского совета Трита Парси и автор книги «Потеря врага». «Хотя экономическая ситуация, в частности объясняется управлением и коррупцией, это также является результатом политики правительства Рухани. В результате снятия санкций, иранская общественность ожидала гораздо большего экономического развития. Но иранцы не видят позитивных результатов», – продолжила Парси.

Дональд Трамп использовал социальную платформу Твиттер, чтобы предупредить иранское правительство о силовом подавлении протеста. Президент сказал следующее: ” Поступают много сообщений о мирных протестах иранских граждан, которым надоела коррупция режима и его разбазаривание богатствами страны для финансирования терроризма за рубежом. Иранское правительство должно уважать права своих людей, в том числе право на самовыражение. Мир смотрит!

Иранские силовики жестоко подавляют восстание. Как минимум два протестующих было убито в городе Доруд. Полиция открыла огонь на поражение, чтобы сдержать демонстрантов которые пытались занять офис местного муниципалитета. Столкновения между демонстрантами и полицией в городах ужесточились. Протест был подавлен.

На прошлой неделе, президент Трамп продлил действие противоречивого ядерного соглашения с Ираном (JCPOA) и выдвинул ультиматум Конгрессу и европейским государствам о окончательной возможности «исправить» это соглашение за 120 дней.

В иранской ситуации стоит рассматривать несколько сторон

 

Насколько хрупок иранский режим

Здесь надо заметить, что данные идущие из Ирана как были противоречивыми по этому вопросу в 2009 году, так остаются противоречивыми сегодня. Например Лора Секор в The New York Times утверждает, что даже иранские реформисты раскритиковали протестующих как “агентов иностранных хозяев”. Некоторые активные участники восстания 2009 года, сегодня напуганы и не хотят поощрять хаос и деструктивную демагогию.

Другие призывают к единству в оппозиции, факт который говорит о том, что иранская анти-правительственная оппозиция не однородна. Этот взгляд находит отголосок в статье журнала Foreign Policy Санам Вакила. По словам автора, в некоторых сообщениях предполагалось, что ультра-консервативные политики в Мешхеде, близкие к Эбрахиму Раизи организовали первоначальные протесты, чтобы бросить вызов экономической политике Рухани. Оттуда волна протестов вышла из-под контроля. Важна также роль Ахмадинежада в разжигании народного недовольства. Был ли он вовлечён, пока неизвестно, хотя чиновники Корпуса исламской революционной охраны (IRGC) считают, что был.

В тоже время, спорная реакция на протесты показывает, что политическое единство в Исламской Республике это мираж. Фракции в правительстве Ирана больше стремятся сохранить свою личную власть и место в системе, чем эффективно управлять страной.

Без значительного примирения между иранскими элитами и общества в целом – иранское правительство  будет продолжать сталкиваться с опасной и неустойчивой политической ситуацией в стране, – считает Вакила.

Выход США из JCPOA

Несмотря на ультиматум президента Трампа, его руки связаны в сфере оказания давления на Иран. Посол Деннис Росс, который советовал четырём разным президентам США в вопросах Ближнего Востока, в интервью NPR радио сказал: “Что сделало санкции эффективными, так это то, что они вводились не только США. Пять постоянных членов Совета Безопасности ООН, а также немцы вели переговоры с нами… никто из них не выйдет из ядерного соглашения. Иран должен решить, хотят ли они выйти из него (в случае одностороннего решения США). Я предполагаю, что Иран, вероятно не выйдет. Потому что они предпочтут изолировать США, а не себя самих. Санкции были эффективными потому что это был коллективный многосторонний пакет.”

11-го января, президент Франции Эммануэль Макрон в телефонном разговоре с президентом Трампом настаивал на важности иранского ядерного соглашения. Официальный офис французского президента заявил: “президент Макрон подчеркнул, что крайне важно, чтобы соглашение с Ираном «уважалoсь всеми подписавшими сторонами».” Более того, 13-го января президент Макрон высказал тоже самое в разговоре с Премьер-министром Израиля, Нетаньяху по информации из Елисейского дворца.

Европейское стремление сохранить JCPOA не столько вытекает из экономических соображений, а больше из политических расчётов. Европа боится, что развал соглашения снова запустит агрессивную иранскую ядерную программу и тем самым увеличит напряжённость в регионе. Как недавно сказал немецкий чиновник, «только 0,22 процента из одного триллиона евро в немецком экспорте отправляются в Иран. Таким образом, несправедливо указывать на торговые интересы Германии как скрытый мотив нашей поддержки JCPOA » , – пишет Али Ваез в Foreign Affairs. Более того, Европа готова возместить европейским компаниям штрафы и другие убытки, понесённые в связи нарушением возможных санкций США. В подобном случае, это может привести к торговой войне между США и Европой.

Даже в самой администрации президента Трампа есть сторонники ядерного соглашения с Ираном. Министр обороны Мэттис, считает что президент должен оставаться в рамках соглашения. По мнению Джеймса Джеффри если Мэттис считал, что позиция Обамы в вопросе Ирана чересчур сдержанная – он был настроен на более решительные шаги в отношении Ирана. Поскольку Мэттис сейчас имеет дело с более агрессивным президентом, то позиция Министра обороны поменялась и он теперь занимает более осторожную и уравновешенную позицию, предпочитая “смотреть, прежде чем прыгать”.

Возможна ли смена режима в Иране

Смена режима в Иране это опасная и непредсказуемая авантюра.

Во-первых, США должны  быть готовы в политическом и военном отношении присутствовать в ещё одном ближневосточном театре в течении длительного периода времени. По крайней мере в плане стабилизационной силы.

Есть ли у Вашингтона союзники внутри Ирана ? Первый вариант это группа “Народные моджахеды” (MEK), которые известны своей оппозицией Тегерану. Действия этой группы становится все более заметной в Вашингтоне и она оказывает поддержку некоторым законодателям. Соединённые Штаты удалили группу из списка иностранных террористических организаций в 2012 году после соглашения о разоружении и выхода из иракского лагеря Ашраф. Тем не менее, MEK пропагандирует жестокое и оккультное ответвление коммунистического шиитского ислама. Поэтому MEK чрезвычайно сомнительный союзник. Более того, MEK непопулярен внутри Ирана из-за оказанной поддержки иракской армии после вторжения Саддама Хусейна в 1980 году. Поддержке которая продолжалась несмотря на использование химического оружия против иранцев и иракских курдов.

Второй вариант – это «Зелёное Движение», появившееся после президентских выборов  2009 года. Это движение никогда не было сплочённой фракцией и не стремилось свергнуть режим. Два лидера движения, Мир-Хоссейн Мусави и Мехди Карруби, в настоящее время находятся под домашним арестом.

Третий вариант: США могут поддерживать монархистов, которые бежали из страны во время революции 1979 года. Сын бывшего шаха Ирана в настоящее время проживает в Соединённых Штатах и ​​теоретически может вернуться в Иран, чтобы вернуть трон своего отца. Хотя монархия более популярна, чем MEK – ностальгия по ней очень ограничена.

Но пожалуй самое важное, что правительство Ирана состоит из довольно сложной сети аппаратчиков внутри и за пределами политических и силовых структур. Этa организация была намеренно разработана для защиты режима от возможного переворота.

 

Поменяется внешняя политика Ирана при смене режима ?

 

Ариан Табатабаи в статье в Foreign Affairs считает, что связь Ирана с разными и зачастую противоположными по идеологии террористическими группами диктуются вопросом безопасности, а не революционной догмой.

Иран получает от своих контактов в регионе разведывательную информацию и помощь в контрразведке. Например, иранское правительство использует свои всесторонние отношения с Хизбаллой для получения разведывательных данных о Израиле и США. Более скромные связи с Хути в Йемене предоставляют Ирану возможность по низкой цене играть роль раздражителя для Саудовской Аравии. Тактическое сотрудничество с «Аль-Каидой» в 1990-х и 2000-х годах помогло предотвратить превращение Ирана в цель этой террористической группы. Поддержка талибов в Афганистане позволяет ему противостоять Даеш(ISIS) в провинции Хорасан (ISKP) в Афганистане.

Из этого следует, что головы иранской гидры надо отрезать за пределами Ирана, на территории стран Ближнего Востока.  Таким образом можно ослабить по крайнее мере внешнее влияние Ирана в регионе. Но для выполнения этой цели необходимо присутствие и главное влияние США  и это влияние должно увеличиваться. Президент Трамп же, заявил что действия США будут ограничиваться борьбой с ДАЕШ. По большому счёту, Трамп продолжает исход американского влияния на Ближнем Востоке, начатый предыдущей администрацией.

Из этого можно сделать вывод, что у США очень мало рычагов давления на Иран. В этом случае, угрозы президента Трампа являются лишь пустым сотрясaнием воздуха.

About the author

mm

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)

NEWSLETTER