Краткая история создания Израиля. Мечта Теодора Герцля

454 Views No Comment

29-го августа 1897 года в концертном зале “Штадт казино” в Базеле, Швейцария, под председательством Теодора Герцля, состоялся Первый Сионистский Конгресс.

Теодор Герцль

Теодор Герцль

Теодор Герцль (Биньямин Зеэв, 1860 – 1904) — журналист, писатель, доктор юриспруденции, еврейский общественный и политический деятель, основатель Всемирной сионистской организации, провозвестник еврейского государства и основоположник идеологии политического сионизма.

Сто девяносто семь делегатов из Великобритании, США, Палестины, арабских стран, России, Германии и Франции приняли участие в этом историческом событии. Теодор Герцль открыл его словами: “Мы собрались здесь, чтобы заложить фундамент дома, который должен приютить еврейский народ”[1]. После нескольких дней дебатов была провозглашена программа сионизма, состоящая в том, чтобы создать для еврейского народа общедоступную и официально подверждённую родину в Палестине. Для достижения этой цели Конгресс предусматривает следующие методы: 1. Содействие поселению в Палестине евреев-земледельцев, ремесленников и рабочих 2. Организация и объединение всего еврейства с помощью местных и международных учреждений, в соответствии с законами каждой страны. 3. Укрепление и развитие еврейского национального чувства и национального самосознания 4. Принятие предварительных мер для получения согласия правительств на осуществление целей сионизма.[2] Конгресс также принял решение о гимне “Атиква” написанном в 1878 году.

Парадоксально, но в тот момент цели сионистов и европейских антисемитов во многом совпадали. В 1879 году журналист-анархист  Вильгельм Марр впервые употребил понятие “антисемитизм” взамен терминологически отличных понятий “антииудаизм” и “юдофобия” в своем памфлете “Путь к победе германства над еврейством”. Он отвергал идею о том, что евреи могут ассимилироваться в общество. Термин антисемитизм прочно вошел в лексику политиков и журналистов, несмотря на его псевдонаучность (семитами автор считал лишь “расовых” евреев).  Немецкий философ Карл Евгений Дюринг, один из ведущих интеллектуалов того периода, в книге “Еврейская проблема как проблема расы, морали и культуры” (1882) утверждал, что европейская эмансипация евреев и их интеграция в общество нанесли Европе ущерб. Дюринг выступал за отмену еврейской эмансипации, а некоторые из его последователей рассуждали о возвращении евреев в гетто. В связи с этим Теодор Герцль был убеждён в том, что “если Дюринг, обладающий неоспоримым разумом и универсальностью знаний, способен на подобные размышления, то чего можно ожидать от невежественной толпы” [3] . Венгерский националист Гюзь Источь (Győző Istóczy), основатель “Национальной антисемитской партии”, предлагал решить “еврейскую проблему” Венгрии, выслав евреев в Палестину. “Евреи, убирайтесь в Палестину!”[4] – таков был лозунг венгерского антисемитского движения. По иронии судьбы, эту же цель начал преследовать и Герцль. Будучи свидетелем перманентного европейского антисемитизма, он был убеждён в насущной необходимости создания еврейского государства. В Австрии Герцль наблюдал рост интеллектуального антисемитизма, который не отвергался даже в ведущих университетах Европы. Антисемитизм во Франции убедил Герцля, что даже демократия и республиканское правительство не могут защитить евреев. Создание еврейского государства стало главной целью его жизни.

Вдохновлённый успехом Сионистского Конгресса, Герцль отправился в Палестину в то самое время, когда с визитом на Святой Земле находился Кайзер Вильгельм II с представителями османского султаната[5]. Герцль надеялся на аудиенцию у немецкого монарха. Вильгельм II, узнавший о сионистском Конгрессе от одного из делегатов, говорил: “Чем скорее жиды отправятся в Палестину, тем лучше. Я не собираюсь им препятствовать”[6].

Османская империя контролировала территорию Палестины с 1517 года, но ничего не делала для её развития. В начале 1800-х годов эта территория представляла собой заброшенную провинцию к югу от линии Бейрут – Дамаск. Столетия турецкого правления, безразличного к нуждам этого  региона, стали причиной войн между местными пашами, что позволило бандам бедуинских разбойников терроризировать четырёхсоттысячное население региона. К 1840 году торговля там пришла в полный упадок.[7]  Несмотря на неорганизованность и полное отсутствие общей идентичности, в Палестине проживало несколько сотен тысяч человек, в основном арабские племена.[8] На этой территории существовало и несколько старинных еврейских общин, живших там столетиями. Начиная с 1891 года некоторые из более богатых палестинских арабов стали призывать османские власти не разрешать еврейским беженцам селиться в Палестине, опасаясь, что “арабская идентичность” региона может измениться[9]. К концу 1870-х годов в Палестине уже проживало около двадцати семи тысяч евреев, сосредоточенных в основном в Иерусалиме, где они составляли большинство. Еврейское население “Земли Израиля” (Эрец Израэль), стали называть Ишув. Первую волну иммиграции в Ишув составили евреи, бежавшие из Восточной Европы в конце девятнадцатого и в начале двадцатого веков – по тем же причинам, что миллионы других евреев бежали в Северную Америку. В большинстве это были иммигранты из Российской Империи, спасавшиеся от погромов. Первая Алия началась в 1882 году и продолжалась с перерывами до 1903 года. Две организации сыграли решающую роль в создании Первой алии: Ховевей-Цион и Билу. Особая заслуга на начальной стадии еврейской иммиграции в Палестину принадлежит филантропу барону Эдмонду де Ротшильду, известному как “Благодетель”. Благодаря его пожертвованиям поселения обеспечивались всем необходимым. На рубеже веков пожертвования Ротшильда составили около 6 миллионов долларов, что на сегодняшний день эквивалентно почти 150 миллионам. Около тридцати общин было основано только между 1880 и 1895 годами. К 1937 году в Палестине насчитывалось примерно 160 поселений, и почти треть из них были созданы на средства Ротшильда.

Несмотря на то, что покупка земли евреями совершалась на абсолютно законных основаниях, она вызывала обеспокоенность как среди османов так и местных арабов. В 1856 году османы приняли закон, разрешающий иностранцам покупать землю в империи, но к 1881 году начали запрещать покупку земли евреям и христианам. Евреям было разрешено иммигрировать в Османскую империю, но не в Палестину. К счастью, благодаря неповоротливости местной бюрократии и коррупции чиновников, евреи по-прежнему умудрялись покупать землю в Палестине[10]. Вскоре после кишинёвского погрома 1903 года началась Вторая Алия (1904-1914). В течение десяти лет около сорока тысяч еврейских беженцев, в основном из Восточной Европы, добрались до Ишува. Эта волна иммиграции оставила глубокий след в растущей еврейской общине Палестины. К югу от Галилейского моря был создан первый кибуц Дгания, первая еврейская организация самообороны и поселение Яффа, которое в последствии станет Тель-Авивом.

Элиэзер Бен-Йегуда

Элиэзер Бен-Йегуда

Из Второй Алии вышли первые политические и военные лидеры Ишува, и она вдохновила несколько поколений израильтян. Важнейшее наследие этой волны, которое повлияло на последующее развитие Ишува, а затем и государства Израиль, – это возрождение иврита и учреждение кибуцев. Возрождение иврита стало возможным благодаря группе энтузиастов, самым известным из которых был Элиэзер Бен-Йегуда, родившийся в 1858 году на территории современной Витебской области. Его называют “отцом современного иврита”.

На пороге Первой мировой войны писатель Зеев (Владимир) Жаботинский был одним из немногих кто предсказал грядущую “разрушительную войну между мировыми силами со всем великим безумием современной техники и с невероятным количеством жертв”[11].

Зеев Жаботинский

Зеев Жаботинский

Вопрос о том, перейдёт ли контроль над Палестиной от Османской империи к Великобритании, был для сионистов одним из самых важных накануне Первой мировой войны. Соучредитель Всемирной сионистской организации Макс Нордау считал, что евреи должны ориентироваться на Османскую империю. Но в это время администратор Сирии Джемаль-паша озвучил свою антисионистскую позицию, расформировав еврейскую оборонную организацию, созданную Бен-Гурионом и Ицхаком Бен-Цви. Затем он закрыл сионистскую газету “Г’ахдут” и провозгласил каждого сиониста смертельным врагом Османской империи. Первоначально Бен-Гурион также считал, что евреи должны стать на сторону османов, но когда началась депортация евреев из Тель-Авива, он поменял свою позицию. В то же время Жаботинский и другие сионисты с самого начала настаивали на том, что союз с британцами – это самый лучший способ добиться создания еврейского государства.[12] В 1915 году был образован “Еврейский Легион“, или “Сионский корпус погонщиков”, известный также как “Отряд погонщиков мулов”. Его возглавил ирландский протестант, ветеран Англо-бурской войны в Южной Африке, Джон Генри Паттерсон, глубоко знающий еврейскую историю и сочувствующий сионистскому делу. В организации отряда участвовали Зеев Жаботинский и Иосиф Трумпельдор, российский военный, один из наиболее известных активистов раннего сионистского движения, кавалер Георгиевского Креста. Отряд  сражался под еврейским флагом – впервые после восстания против римлян под руководством Шимона Бар-Кохбы восемнадцатью столетиями ранее. Отряд стал символом возрождения еврейской национальной гордости.

Сионисты прекрасно понимали, что помимо создания вооружённых отрядов, необходимо было развивать дипломатические отношения с Лондоном. Никто не подходил для этой цели лучше, чем Хаим Вейцман, который в последствии станет первым президентом Израиля. Как многие другие сионистские лидеры той эпохи, был выходцем из Российской империи – он родился в 1874 году в Мотале, недалеко от Пинска. Вейцман учился в Германии, затем в швейцарском университете Фрибурга, где в 1899 году получил степень доктора наук (PhD) в области органической химии. В 1904 году Вейцман был назначен старшим преподавателем Манчестерского университета. Два года спустя был представлен действующему депутату Парламента Артуру Бальфуру.

Хаим Вейцман и Артур Бальфур

Хаим Вейцман и Артур Бальфур

Это встреча стала знаменательным событием – как для Вейцмана, так и для всего еврейского народа. В 1916 году Вейцман возглавил Британские лаборатории Адмиралтейства и переехал из Манчестера в Лондон. Исследования Вейцмана привели к разработке ацетона, важнейшего вещества в военно-морской промышленности. Обретя известность благодаря этому открытию, Вейцман получил доступ к влиятельным британским политическим кругам. Доступ, о котором другие сионистские лидеры могли только мечтать.

В это время распад Османской империи стал очевидным. Великобритания и Франция начали подготовку к разделу территории Ближнего Востока. К концу 1915 года стороны провели серию встреч, обсудив общие интересы. В качестве своего представителя Британия назначила Марка Сайкса, изучавшего Ближний Восток двенадцатью годами раннее. Французы назначили представителем Франсуа Жорж-Пико, первого секретаря французского посольства в Лондоне. Результат этих переговоров вошёл в историю как секретный план Сайкса-Пико, или План Раздела Малой Азии. Согласно соглашению, Франция получала контроль над территорией современной Сирии и Ливана. Великобритания нуждалась в транспортной связи с Индией и поэтому неограниченный доступ к Суэцкому каналу стал её главенствующим интересом. В результате под контроль Британской короны попадала прибрежная полоса от Средиземного моря до реки Иордан, сегодняшняя Иордания, южный Ирак, порты Хайфы и Акко и весь Негев. Территория к югу от Галилейского моря и к северу от сектора Газа и святые места Иерусалима отводились под международный контроль. Соглашение Сайкса-Пико не рассматривал интересы ни сионистов, ни арабского населения, поэтому обе эти группы были недовольны этим соглашением. Основываясь на переговорах между британским Верховным Комиссаром Египта Артуром Генри Макмагоном и шерифом Мекки Хусейном ибн Али аль-Хашими, арабы считали, что эта территория должна полностью перейти под арабский контроль. Учитывая французскую антипатию к сионизму, евреи были недовольны совместным франко-британским контролем. Вейцман и другие предпочитали идею полного британского протектората, полагая, что Британия более предрасположена к поддержке целей сионизма. К сожалению, будущие события покажут, что надежды евреев на британскую поддержку не оправдаются.

В это время в Лондоне у сионистов появилась блестящая возможность для продвижения своих целей. В 1916-ом году Дэвид Ллойд Джордж стал 53-им премьер-министром Великобритании.

Дэвид Ллойд Джордж

Дэвид Ллойд Джордж

В начале своей карьеры Ллойд Джордж был адвокатом и представлял интересы сионистского движения. Он был уверен, что евреи сделают гораздо больше для развития территории Палестины, чем арабы. “Сионизм, уходит корнями в многовековые традиции, и есть основания полагать, что евреи внесут гораздо более весомый вклад в развитие [этого региона], чем 700 000 праздных и полных предрассудков арабов, которые сейчас населяют эту древнюю землю.”[13]  Хаим Вейцман распознал во взлёте политической карьеры Ллойд Джорджа редчайший шанс для сионистского движения. Он буквально очаровал британского премьера и Артура Бальфура, который на тот момент был министром инностраных дел Великобритании. Вейцман также развивал отношения с дипломатом Марком Сайксом, которого называл “одним из наших величайших находок”[14] В результате неутомимых усилий Хаима Вейцмана появилось на свет самое великое его достижение – Декларация Бальфура 1917 года. Ллойд Джордж позже написал в своих мемуарах, что это было “вознаграждение за важную работу Вейцмана в производстве ацетона”[15], однако не все историки согласны с подобным толкованием и считают связь между созданием ацетона и Декларацией Бальфура лишь красивой легендой. В любом случае, 2-го ноября 1917-го года были произнесены слова которые стали важнейшим шагом на пути воплощения в жизнь мечты Теодора Герцля:

“Правительство Его Величества с одобрением рассматривает вопрос о создании в Палестине национального очага для еврейского народа и приложит все усилия для содействия достижению этой цели; при этом ясно подразумевается, что не должно производиться никаких действий, которые могли бы нарушить гражданские и религиозные права существующих нееврейских общин в Палестине или же права и политический статус, которыми пользуются евреи в любой другой стране”. Обращаясь к Вейцману, Бальфур добавил: “Я был бы весьма признателен Вам, если бы Вы довели эту Декларацию до сведения Сионистской федерации”.[16]

Стоит заметить, что Декларация Бальфура, несмотря на всю её значимость, представляла собой весьма двусмысленный документ. В нём говорилось о “национальном доме для еврейского народа”, но не было упоминания о еврейском государстве. Не было указаний и относительно того, когда и как этот “национальный дом” будет создан. Также не были включены сопутствующие географические карты, разграничивавшие предполагаемую огромную территорию. Спустя двадцать лет после провозглашения Декларация Бальфура Палестинская Королевская комиссия Пиля 1937 года, заявила: “В Декларации Бальфура подразумевалось, что земля на которой будет создан дом для еврейского народа, будет включать в себя всю территорию исторической Палестины”(смотрите карту 1). То есть, оба берега реки Иордан – территории сегодняшнего Израиля и Иордании.

С окончанием Первой Мировой Войны было восстановлено свободное передвижение на Ближний Восток(смотрите карту 2). В это же время в Европе (и особенно, в бывшей Российской империи) усилился антисемитизм, сопровождаемый жестокими погромами. Приблизительно 200 тысяч евреев было убито во время безвременья и Гражданской войны в России. В результате возникла очередная волна еврейской иммиграции в Палестину, куда во время Третьей Алии (1919-1923) перебралось 35 тысяч евреев. Прибытие новой волны уже сопровождалось осознанием международного признания сионистского движения. К сожалению, британцы стали ограничивать еврейскую иммиграцию, оправдывая это тем, что природные ресурсы региона и, в первую очередь вода, не могут поддержать большое количество новых иммигрантов.[18] Тогда были предприняты титанические усилия по решению проблемы пресной воды и по осушению болот. Проделанную работу иначе, как подвигом, назвать нельзя. Под палящим солнцем, страдая от малярии, евреи превратили заброшенные земли в цитрусовый рай, известный своими апельсиновыми рощами. Поселение Петах-Тиква стало одним из самых знаменитых символов еврейской изобретательности, трудолюбия и настойчивости.

В 1938 году Министерство сельского хозяйства США направило известного учёного Уолтера Клея Лаудермилка провести исследование почвы в Европе, Северной Африке и Палестине. Лаудермилк был изумлён тем, что совершили евреи и описал рекультивацию земель жителями Ишува как “самую замечательную работу, которую он видел за длительное время своих путешествий по всему миру.”[19] Лаудермилку принадлежит идея создания Всеизраильского водопровода. Вдохновлённые этой идеей, Хаим Вейцман и американский инженер Джеймс Биньямин Хайс разработали план переброски части вод Иордана и Кинерета для орошения южных сельскохозяйственных угодий. Первые шаги по созданию всеизраильского водопровода стали предприниматься только после провозглашения независимости государства Израиль.

В Апреле 1920 года, на знаменитой Конференции в Сан-Ремо, Великобритания, Франция, Италия и Япония обсудили раздел территории, принадлежавшей Османской империи.

Конференция в Сан-Ремо

Конференция в Сан-Ремо

На конференции не составляли точного географического разделения, а обсудили лишь общие принципы. 25 апреля участники конференции признали Декларацию Бальфура и официально предоставили Великобритании Палестинский Мандат. Национальный еврейский дом в Палестине теперь был не только британской политикой, но это была объединённая позиция всех победителей в Первой Мировой Войне. Арабы Палестины пришли в бешенство и ответили насилием, что, к сожалению, стало образцом для подобной арабской реакции и в будущем. В 1920 году в Иерусалиме арабы убили шесть евреев. В 1921 году начались арабские беспорядки в Яффе, которые распространились на другие территории. В результате 50 евреев были убиты, включая Йосефа Хаима Бреннера, знаменитого еврейского писателя, литературного критика, переводчика, одного из создателей современной литературы на иврите. Видя, что британцы не собираются защищать евреев, лидеры Ишува решили в 1921 году создать оборонительную организацию Хагана, которая впоследствии преобразовалась в Армию Обороны Израиля.

В 1921 году новый британский государственный секретарь по делам колоний Уинстон Черчилль решил перекроить карту Ближнего Востока, не посоветовавшись с союзниками-сионистами[20]. На территории к востоку от реки Иордан была создана Трансиордания[21]. Сионисты внезапно  осознали, что три четверти их национального дома были отданы и, как результат, будущее еврейское государство стало значительно меньше, чем они себе его представляли. Решение Черчилля не принесло мир в регион. Последующая Четвёртая алия (1924-1929) представляла собой ​​в основном средний городской класс Европы. В 1929-ом году Иерусалимский муфтий Хадж Амин аль-Хусейни и другие мусульманские лидеры начали распростронять слухи, что евреи нанесли ущерб мечети “Купол Скалы” на Храмовой Горе в Иерусалиме[22]. Начались новые арабские беспорядки, кульминацией которых стал Погром в Хевроне. hebron23 августа 1929 года  арабская молодёжь убила студента ешивы Шмуэла Розенгольца. Следущим утром арабская толпа окружила еврейский район в Хевроне. Арабские женщины и дети бросали камни в евреев, а мужчины обыскивали дома и уничтожали еврейскую собственность. Погромы распространились и на другие населённые пункты. 133 еврея было убито, в том числе 67 в самом Хевроне[23]. В то же время, сотни евреев были спасены благодаря арабским соседям, которые прятали их в своих домах[24]. Тем не менее еврейская община Хеврона, основанная четыре века назад беженцами из Испании, и которая считалась одной из старейших еврейских общин в мире[25], была полностью разрушена. В ответ на погромы 1929 года и массовую резню еврейской общины Хеврона, Ишув начал организовывать обучение жителей военному делу. Более того, появилась военизированная группа под номинальным предводительством Зеева Жаботинского, члены которой считали, что не стоит ждать когда будут атакованы еврейские поселения, а необходимо сражаться с врагом на “его территории”. Группа сначала называлась Хагана Бет, но стала знаменитой под другим названием – “Иргун Цваи Леуми”, или просто “Иргун

С приходом к власти нацистов в Германии в 1933 году у евреев появилось чуство надвигающейся катастрофы. Происходящее в Германии доказало правильность выбора тех, кто покинул Европу, спасаясь от антисемитизма. Тем не менее события в Германии стали причиной противоречий среди лидеров Ишува. Одни считали, что экономическим давлением возможно заставить режим Гитлера смягчить всё более антисемитскую, но еще не смертельную для евреев политику. Зеев Жаботинский считал, что единый еврейский фронт сможет нанести значительный экономический ущерб Германии. По его мнению, это помогло бы немецким евреям сохранить гражданские права и также содействовало бы еврейской эмансипации[26]. Большинство же считало, что самый эффективный способ – это прямые переговоры с Германией. Они опасались, что бойкот только ухудшит положение немецких евреев, а переговоры могут способствовать иммиграции евреев в Палестину.

В результате этого конфликта произошёл один из самых странных и таинственных эпизодов в истории Ишува с участием Хаима Арлозорова, писателя, политика, а потом члена руководства Еврейского агентства (Сохнут) и главы его Политического управления. Из-за погромов 1905 года семья Арлозоровых переехала в Германию.

Хаим Арлозоров

Хаим Арлозоров

Там Хаим окончил школу, а затем изучал экономику в Берлинском университете, где в 1924 году получил докторскую степень. После этого он с семьёй уехал в Тель-Авив. В Германии у него был роман с женщиной по имени Магда Ричел, которая впоследствии выйдет замуж за министра пропаганды Третьего Рейха Йозефа Геббельса. В июне 1933 года Арлозоров приехал в Германию и, скорее всего, благодаря связям своей бывшей любовницы, получил доступ к высокопоставленным германским чиновникам[27]. План Арлозорова “Хаавара“, состоял в следующем: немецкие евреи смогут покинуть Германию, сдав всё своё имущество в специальный фонд, который будет доступен палестинским банкам. Эти банки смогут купить немецкие товары, которые будут отправлены в Палестину. В Палестине купцы выкупят товары, а деньги от покупок будут возвращены обратно евреям, приехавшим из Германии[28]. Таким образом все будут в выигрыше. Германия избавится от ненавистных для них евреев, Ишув получит новый приток иммигрантов и необходимых немецких товаров, а немецкие евреи смогут сохранить часть своего состояния. 20 тысяч немецких евреев стали участниками этого плана и 30 миллионов долларов были переведены из Германии в Ишув благодаря плану “Хаавара”. Но, чем больше Германия ужесточала свою политику по отношению к евреям, тем более противоречивым становился план Арлозорова. Жаботинский считал, что план мешает экономическому бойкоту и подрывает изоляцию Германии. Бен-Гурион, наоборот, поддерживал план, который способствовал увеличению иммиграции в Палестину. Газета “Ревизионистской партии” Жаботинского Hazit Ha’am 16 июня 1933 года опубликовала статью  в которой прямо угрожала Арлозорову: “Еврейский народ знает, как отреагировать на этот одиозный план”[29]. Позже, той же ночью, Хаим Арлозоров прогуливался с женой Симой по пляжу в Тель-Авиве. В темноте к ним  подошли двое мужчин; один посветил фонариком в лицо Арлозорова, а другой вынул пистолет и выстрелил в него. Арлозорова доставили в больницу, где он через несколько часов скончался на операционном столе. По обвинению в убийстве Арлозорова были преданы суду Абба Ахимеир, лидер ревизионистской партии, и два других её члена – Цви Розенблат и Авраам Ставский. Окружной суд оправдал Ахимеира и Розенблата. Ставский был осужден, но впоследствии оправдан Британским апелляционным судом в Палестине за недостаточностью улик. Никто больше не был признан виновным в совершении преступления, и убийство Арлозорова остаётся загадкой до сегодняшнего дня. Стоит заметить, что с его убийством была оборвана одна из последних спасительных нитей для европейских евреев.

Большинство представителей Пятой Алии (1932-1936) прибыли из Центральной и Восточной Европы. Наибольший прилив иммигрантов в Ишув произошёл в 1934 году, после ужесточения антиеврейской политики в Германии. Около сорока двух тысяч евреев иммигрировало в этот год. В 1935 году, после провозглашения Нюрнбергских расовых законов, иммиграция в Палестину достигла ещё одного рекордного уровня – 61 тысяча евреев. Всего между 1933 и 1936 годами еврейское население Палестины увеличилось с 234,967 до 384,078 человек. Если раньше евреи составляли лишь пятую часть от общего населения Палестины, то теперь – почти треть.

Палестинские арабы отреагировали на быстрорастущее еврейское население тем же путём, что и раньше – насилием. 15 апреля 1936 года они  расстреляли трёх еврейских водителей возле Тулькарма.

арабское восстание 1936-1939 годов

арабское восстание 1936-1939 годов

В ответ, два дня спустя, радикальная еврейская фракция убила двух арабов, живущих в хижине в Петах-Тикве. 19 апреля безработные арабские крестьяне и рабочие-мигранты штурмовали Яффу, убив девять евреев и ранив шестьдесят. Тысячи евреев бежали оттуда в Тель-Авив. Началось арабское восстание 1936-1939 годов. Арабы сжигали сельскохозяйственные угодья и сады, которые были созданы каторжным трудом евреев на осушенных болотах и пустынных землях. Чтобы деморализовать еврейскую общину, арабы громили еврейские магазины и частные дома. Арабское руководство использовало восстание с целью давления на британцев. Оно потребовало абсолютного замораживания еврейской иммиграции. Арабские лидеры добивались запрета на продажу земли и призывали к созданию правительства арабского большинства. Даже во время переговоров с британцами беспорядки не прекращались. Британцы стремились избежать насилия и проводили политику умиротворения по отношению к арабам. В середине 1936 года они предложили ограничить еврейскую иммиграцию до 4500 человек в течение следующих шести месяцев. Учитывая, что в 1935 году годовая еврейская иммиграция составила уже 61 тысячу человек,  ежегодный лимит в 9 тысяч иммигрантов означал сокращение еврейской иммиграции на 85%. Но арабы отвергли и это предложение, настаивая на полном запрете еврейской иммиграции.

Для изучения возможного решения проблемы британцы создали Королевскую комиссию Палестины, более известную под названием Комиссия Пиля.

Комиссия Пиля

Комиссия Пиля

Комиссия начала свою работу в ноябре 1936 года. Были выслушаны многочисленные свидетельства – как еврейских, так и арабских представителей, и 7 июля 1937 года комиссия опубликовала обширный доклад, который включал уже карты разделения территории (чего не было в Декларации Бальфура). Вывод Комиссии Пиля заключался в том, что единственным возможным решением было бы разделение территории для размещения двух народов. Еврейское государство включало бы в себя Галилею, Изреельскую долину, Бейт-Шеан, прибрежную долину от горы Кармель до поселения Беэр-Товия.  Арабское государство должно было стать частью Трансиордании, в которую войдет западная сторона реки Иордан, южная прибрежная равнина, сектор Газа и значительная часть пустыни Негев. Под правительственным мандатом предполагалось оставить узкий коридор, начинающийся в Яффе и включающий в себя Иерусалим, Лод и аэропорт. Кроме того, такие смешанные города как Цфат, Тверия, Хайфа и другие должны остаться под британским контролем (смотрите карту 3). Более того, должен был произойти обмен землёй и населением. Территория, которую Комиссия Пиля предложила отвести еврейскому государству, была значительно меньше того, чего ожидали еврейские лидеры. Комиссия признала, что под “еврейским национальным домом” Декларации Бальфура подразумевала территорию всей исторической Палестины[30]. Территория в которую входила бы нынешний Сектор Газа, Израиль, Западный берег и вся территория Иордании. Тем не менее комиссия Пиля предлагала отвести еврейскому государству лишь небольшую часть этой земли: 20 процентов было выделено евреям, а 70-75 процентов – арабам[31].

Многие сионистские лидеры, включая Жаботинского и его последователей, были возмущены решением комиссии. Они считали, что сначала Черчилль уменьшил территорию будущего еврейского государства после создания Трансиордании, а теперь Пиль уменьшил её ещё больше. В то же время, Вейцман и Бен-Гурион лихорадочно работали над тем, чтобы еврейская община приняла решение комиссии.

Давид Бен-Гурион

Давид Бен-Гурион

Бен-Гурион напоминал сионистскому сообществу, что создание еврейского государства стало бы необычайным достижением, учитывая, что со времени первого Сионистского конгресса прошло всего сорок лет: “Герцль согласился бы на любую часть Палестины в качестве еврейского государства[32]“. Вейцман заметил, что несмотря на то, что рекомендация комиссии предполагает еврейское государство значительно меньшей территории, чем они надеялись, тем не менее это означает, что план Герцля наконец будет реализовано. Вейцман заметил грустно: “Мы были бы глупцами если бы не согласились на территорию даже размером с столовую скатерть[33]“.  В августе 1937 года Двадцатый Сионистский конгресс в Цюрихе одобрил рекомендации Комиссии Пиля. Арабы категорически отвергли их и ответили на рекомендацию комиссии привычными методами – очередным раундом насилия. На этот раз жертвами арабского гнева, помимо евреев, стали и британцы. Поселения, автобусы, еврейские мирные жители и британские патрули стали объектами нападений. Новый аэропорт в Лоде был сожжен, нефтяные линии повреждены. Среди погибших оказался Льюис Эндрюс, британский чиновник, ответственный за организацию поездок для комиссаров Пиля в Палестину. Эндрюс был застрелян 26 сентября по дороге в церковь.

Тем временем, ситуация в Европе ухудшалась. В феврале 1938-го года Бен-Гурион пророчески сказал: “Германия поглощает Австрию, а завтра настанет очередь Чехословакии”[34]. В Палестине Великобритания продолжала процесс умиротворения арабского населения. В декабре 1938 года Ишув предложил британцам спасти еврейских детей Германии и привести их в Палестину. В это же время муфтий попросил Британский Мандат освободить членов “Верховного арабского комитета“, содержавшихся в тюрьме на Сейшельских Островах, чтобы они могли выступить в качестве представителей арабской делегации в Лондоне. Несмотря на то, что заключёным ничего не угрожало, британцы ответили положительно на просьбу арабов. В тоже время, они отказали в просьбе Ишува спасти десять тысяч еврейских детей[35]. Спустя месяц после “Хрустальной ночи” лидеры Ишува собрались, чтобы обсудить происходящее в Германии. Тогда был впервые использован термин “Шоа” – катастрофа[36]. Это был библейский термин, взятый из Книги пророка Софонии, в которой пророк предсказывает “день бедствия и опустошения, день тьмы и мрака, день плотных облаков”[37].

В мае 1939 года британцы обнародовали отчёт министра колоний Великобритании Малькольма Макдональда британскому парламенту о политике правительства в отношении Британского мандата в Палестине. Отчёт под названием “Белая книга” 1939 года вводил драконовские квоты на еврейскую иммиграцию в Палестину и запрет на приобретения земли евреями.

Белая книга" 1939 года

Белая книга” 1939 года

13 июля Великобритания приостановила любую иммиграцию евреев в Палестину. “Белая Книга” удовлетворила большинство арабских требований. Самое удивительное, что арабский Высший комитет отверг её, утверждая, что продолжительность переходного периода благоприятствует евреям. Следует отметить, что политика арабских лидеров на протяжении всего периода, начиная с зарождения сионизма, неизменно сводилась к требованиям полностью запретить евреям приезжать в Палестину, а после создания Израиля – против самого существования этого государства. Что касается британского запрета на иммиграцию европейских евреев в Палестину, то он фактически означал смертный приговор шести миллионам человек. В связи с ужесточением британской политики в отношении еврейской иммиграции в Палестину, активизировались вооруженные выступления против британцев. Еврейский военизированный отряд, вдохновлённый Зеевом Жаботинским, взорвал несколько правительственных зданий в Иерусалиме и Тель-Авиве. Впоследствии были атакованы стратегические объекты британской инфраструктуры, в том числе электрооборудование, радио и телефонные линии связи. Целью этих действий было заставить британцев пересмотреть свою политику в отношении еврейской иммиграции. Руководство Ишува также убедилось в необходимости изменить стратегию. Ишув начал поощрять нелегальную иммиграцию и прилагал больше усилий, чтобы помочь евреям бежать в Палестину. В августе 1939-го года состоялся Двадцать первый сионистский конгресс в Женеве. Когда 24 августа Хаим Вейцман закрывал заседание Конгресса, всё было пронизано чувством надвигающейся трагедии. “Я закрываю заседание с тяжелым сердцем.

Густав Шрёдер

Густав Шрёдер

Если, как я надеюсь, нас пощадят в жизни, и наша работа продолжится, кто знает, возможно, появится свет в густом черном мраке”[38]. Неделю спустя, 1-го сентября 1939 года, начнётся Вторая Мировая война. Большинство делегатов 21-го Сионистского Конгресса погибнут до конца войны. Британцы по сути были врагами Ишува из-за их политики по ограничению иммиграцию, но они же сражались с нацистами. Решение этой дилеммы де-факто описал Бен-Гурион, сказав: “Мы будем оказывать помощь Британии в войне так, как будто нет “Белой книги”, и бороться против “Белой книги”, как будто нет войны”.[39]

Ничто не передаёт трагедию европейских евреев, как история кораблей перевозивших беженцев. Первый корабль, “Сент-Луис“, с 937 пассажирами на борту, вышел из гамбургского порта в мае 1939-го года и направился на Кубу. У пассажиров были легально купленные кубинские визы. refugeesТем не менее кубинский президент Федерико Ларедо Бру отказал им во въезде в страну. Капитан судна Густав Шрёдер пытался найти место, где приняли бы  несчастных беженцев. Последовали недели переговоров, но США и Канада отказали принять евреев. У Шрёдера не было другого выхода, кроме как возвратиться в Европу. После дополнительных переговоров с европейскими лидерами 181 пассажир попал в Нидерланды, 224 – во Францию, 228 – в Великобританию и 214 – в Бельгию. В дальнейшем многие из них оказались под нацистской оккупацией. К концу войны 254 бывших пассажира “Сент Луис” погибли во время Холокоста[40]. В 1940 году нацисты поощряли иммиграцию евреев из Европы. Комитет по высылке евреев из Европы, действующий под руководством Адольфа Эйхмана, зафрахтовал три корабля: “Милос”, “Пасифик” и “Атлантик”. В румынском порту Тулча корабли взяли на борт 3600 еврейских беженцев из Вены, Данцига и Праги. Когда корабли прибыли в Палестину в ноябре 1940 года, они были перехвачены британскими ВМС и доставлены на рейд в Хайфе. Британский Верховный Комиссар в Палестине сэр Гарольд Макмайкл издал приказ, согласно которому все нелегальные беженцы должны быть переправлены на острова Маврикий в Индийском океане и на Тринидад в Карибском море. Беженцев стали перемещать на корабль “Патрия” , который представлял собой океанский лайнер, ранее принадлежащий Франции и захваченный британцами в Хайфе после вторжения Германии во Францию. Члены еврейского военного сопротивления Хагана разместили на “Патрии” взрывчатку в целях повредить корабль и тем самым отложить рейс. Но всё пошло не так, как предусматривалось планом. Взрыв нанёс гораздо больший ущерб кораблю, чем предполагалось, и корабль начал тонуть. Это произошло 25 ноября 1940 года, через день после прибытия “Атлантика” в Хайфу. Более 250 беженцев погибли, а оставшихся британцы поместили в лагерь для интернированных “Атлит”, недалеко от Хайфы. Ещё более трагичным стала судьба судна  “Струма“, перевозившего 789 беженцев из Румынии в Палестину в декабре 1941 года. Из-за поломки старого дизельного двигателя “Струма” застряла в гавани Стамбула. Турецкое правительство отказало пассажирам даже во временном убежище. STRUMA_monument_in_AshdodЕврейское агентство просило Британский Мандат позволить временно впустить пассажиров корабля в Палестину, для последующего переселения на Маврикий. Британцы также отказали. Санитарные условия и ситуация со снабжением на переполненном корабле становились всё хуже. Удалось уговорить турецкие власти о снятии с судна, в порядке исключения, двадцати больных пассажиров, и в феврале 1942 года на борту оставались 769 пассажиров. 24 февраля 1942 года, во время переговоров о продолжении путешествия хотя бы для детей в возрасте от 11 до 16 лет, турки отбуксировали злополучный корабль в Чёрное море, оставив его там без работающего двигателя[41]. Советская подводная лодка Щ-213, действуя в соответствии с секретным распоряжением о затоплении всех нейтральных и вражеских кораблей в Чёрном море, торпедировала “Струму”. За исключением одного беженца, Давида Столяра, все находившиеся на борту мужчины, женщины и дети погибли.

Одно было очевидно всем: еврейское государство, о котором мечтал Теодор Герцль и которое было обещано Бальфуром, стало критической необходимостью – больше, чем когда-либо прежде. В самый страшный период истории человечества евреям просто некуда было бежать. Все двери для них оказались наглухо закрытыми. Для европейских евреев создание еврейского государства стало буквально вопросом жизни и смерти.

Около сорока тысяч евреев попали в Палестину нелегальным путём в период между 1934 и 1938 годами и девять тысяч – к сентябрю 1939 года. И только 15-ти тысячам человек удалось бежать из Европы в течение следующих шести лет, когда потребность в пристанище ощущалась острее всего[42].

Причина такого низкого количества переселенцев во время Второй мировой войны была предельно проста: Великобритания оказывала дипломатическое давление на страны, из которых выплывали корабли с нелегальными беженцами на борту. В качестве карательной меры, под видом кощунственного аргумента борьбы со шпионажем, британцы резко сократили квоты на иммиграцию. В течение первых девятнадцати из тридцати девяти месяцев войны британцы вообще полностью запретили еврейскую иммиграцию в Палестину. Несмотря на это, еврейские бойцы сражались на стороне Великобритании против нацистской Германии.

 Мухаммад Амин аль-Хусейни

Мухаммад Амин аль-Хусейни

В 1943 году была создана Еврейская бригада, которая официально вошла в состав британской армии и сражалась в Северной Африке и Италии. В общей сложности почти тридцать тысяч палестинских евреев служили в этой бригаде во время войны. В тоже время, муфтий Иерусалима, Мухаммад Амин аль-Хусейни, бежал в Берлин в 1941 году, где участвовал в распространении нацистской пропаганды на Ближнем Востоке. Когда Черчилль объявил о создании Еврейской бригады, муфтий написал письмо главе СС Генриху Гиммлеру и предложил создать в Германии Исламскую армию. Но она никогда не была создана.

6 мая 1942 года Британский Военный Кабинет официально объявил о “необходимости предпринять все возможные шаги для предотвращения незаконной иммиграции в Палестину”. В ответ сионисты созвали экстренную конференцию в Нью Йорке. Отныне официальная политика сионистского движения заключалась в том, чтобы положить конец всем ограничениям на иммиграцию и создать в Палестине самостоятельное еврейское государство[43], независимо от позиции Великобритании. Это стало официальной доктриной сионистского движения.

22 ноября 1942 года, впервые после начала Второй мировой войны, Еврейское агентство провело заседание, посвящённое исключительно судьбе европейских евреев. Слово взял молодой человек в очках с маленькими круглыми стёклами. Он сказал, что единственное, чем евреи Палестины могут помочь, – это предоставить европейским евреям место, куда те могли бы бежать. Для этого, необходимо, чтобы британцы открыли Палестину для еврейской иммиграции.

Менахем Бегин

Менахем Бегин

Но британцы не сделают этого пока евреи не окажут на них массивное давление. Если Ишув хочет помочь евреям в Европе, то необходимо сражаться с британцами в Палестине. Молодого человека звали – Менахем Бегин, и вскоре он возглавит военизированную группу Иргун. В этот момент началось еврейское восстание.

Несмотря на готовность группы Иргун к силовому противостоянию британцам, она была не самой экстремистской подпольной группой, каковой была отколовшаяся от Иргун группа под руководством Авраама Стерна, “Бойцы за свободу Израиля” или сокращённо – ЛЕХИ. В отличие от Иргун, который не решался на тотальную войну против британцев, пока те воевали с нацистами, ЛЕХИ считали Британию бóльшим врагом для Ишува. Бойцы ЛЕХИ Элияху Бейт-Цури и Элияху Хаким застрелили британского министра по делам Ближнего Востока Уолтера Эдварда Гиннесса и его водителя. Перед этим он произнёс в Палате лордов речь, в которой заявил, что современные евреи не являются наследниками древних евреев и не имеют прав на Святую землю. Гиннесс был инициатором ограничения еврейской иммиграции в Палестину. Руководство Ишува все больше опасалось, что Иргун и ЛЕХИ вызовут яростную реакцию британцев по отношению ко всему Ишуву. С согласия Бен-Гуриона, спецподразделения Хаганы приступили к ликвидации других военизированных групп. Начались аресты и выдача участников ЛЕХИ и Иргун британцам. Бен-Гурион прекрасно понимал, что это означало смертный приговор для арестованных. Менахем Бегин отказался прекращать восстание против Британии, но также уходил от прямых столкновений с Хаганой. Он был глубоко убеждён, что “еврей не имеет права поднимать руку на другого еврея”[44].

Окончание Второй Мировой войны не намного исправило положение, касающееся иммиграции  евреев в Палестину. Великобритания находилась в катастрофическом финансовом положении, и арабская нефть была важным фактором для её экономики. Из этих соображений лейбористское правительство не стало менять политику “Белой книги”. Американские деятели тоже не проявляли особенного сочувствия. В 1945 году генерал Джордж С. Паттон записал в своём дневнике: “[Некоторые] считают, что перемещённое лицо – это человек, но это не так. Особенно это относится к евреям, которые вообще ниже животных”[45].

Администрация помощи и восстановления Объединённых Наций (UNRRA) провела опрос, по результатам которого 96.8% выживших евреев сказали, что хотят попасть в Палестину. Соединённые Штаты начали оказывать давление на Великобританию, чтобы отменить запрет на продажу земли и позволить ста тысячам евреев иммигрировать в Палестину. Но, поскольку Соединённые Штаты сами закрыли свои границы для евреев во время войны, было трудно говорить о каком-либо моральном праве для подобных призывов. Великобритания отказалась открыть границы, в то время как Ишув активизировал усилия по незаконной иммиграции евреев. В период между 1945 и 1948 годами, в результате героических усилий по переселению европейских евреев, Ишув помог тысячам из них добраться до Палестины. История послевоенной нелегальной иммиграции полна  трагических эпизодов.

Беженцы

Беженцы

Пережившие ад нацистских концлагерей, чудом выжившие и с огромным трудом добравшиеся до Палестины еврейские иммигранты, арестовывались британскими властями и помещались в лагеря перемещённых лиц. Для того, чтобы избавиться от вшей, британцы раздевали их догола и заставляли принимать душ. Для многих переживать заново пребывание в лагерях было выше человеческих сил. 26 июня 1945 года на пресс-конференции в Нью-Йорке Бен-Гурион заявил, что если политика “Белой книги” будет продолжаться, то Ишув ответит самыми жесткими методами[46]. Бен-Гурион утвердил соглашение о координации действий всех трех военных организаций (Хаганы, Эцела и ЛЕХИ) в рамках Движения объединённого сопротивления. То есть, палестинские евреи наконец объединились, чтобы единым фронтом сражаться с британцами. Наиболее успешная акция движения сопротивления произошла 16 и 17 июня 1946 года. В результате одиннадцати скоординированных атак, были уничтожены автомобильные и железнодорожные мосты и повреждена железнодорожная система Хайфы, что изолировало Палестину от соседних территорий.

В это время в Польше начались первые послевоенные еврейские погромы. Сразу после погрома в Кельце 4 июля 1946 года пять тысяч польских евреев направились к чехословацкой границе в надежде добраться до Палестины. Количество беженцев в Европе продолжало увеличиваться, но Великобритания по-прежнему держала Палестину на замке. Некоторые члены руководства Ишува были арестованы в проведённой операции “Агата”; среди арестованных был будущий премьер-министр Израиля Моше Шарет. Было захвачено множество документов, поставивших под угрозу существования всего Ишува. Стало известно, что документы находятся в иерусалимской гостинице “Царь Давид”. В ответ на британские репрессии и в целях уничтожения компрометирующих документов, Иргун предложил организовать нападение на отель, южное крыло которого служило военным и административным штабом Британского мандата с 1938 года. 22 июля под видом контейнеров с молоком в гостиницу была доставлена взрывчатка. За двадцать минут до назначенного времени детонации представитель Иргуна позвонил в гостиницу и предупредил о предстоящей атаке. Иргун также предупредил французское консульство о предстоящем взрыве. Но эти призывы остались без внимания. В 12:37 пополудни произошёл мощный взрыв. В результате погибло 91 человек: 28 британцев, 42 арабов и  17 евреев. Возмущение происшедшим было столь велико, что Объединённое Движение Сопротивления фактически прекратило своё существование. Иргун и ЛЕХИ продолжали действовать самостоятельно, но, как правило, вопреки Хагане.

С окончанием Второй Мировой войны Британская империя доживала свои последние дни. Сохранять колонии стало слишком дорого для британской короны. Через шесть месяцев после взрыва в отеле “Царь Давид” Великобритания объявила, что передаёт контроль над территорией и решение по статусу будущего еврейского государства в Палестине Организации Объединённых Наций. 15 мая 1947 года ООН создала Специальный комитет ООН по Палестине, более известный как UNSCOP. Комитету, куда входили представители одиннадцати стран, было поручено найти решение по вопросу территории. Арабы сразу же объявили, что будут бойкотировать все заседания и обсуждения UNSCOP.

 корабль "Исход"

корабль “Исход”

В это время произошла очередная трагедия с беженцами, получившая широкий резонанс в мире. В июле 1947 года из Франции к берегам Палестины отправился корабль “Исход” (Exodus) с 4515 евреями на борту, в основном из Польши и Германии. 18 июля, в 40 км от территориальных вод Палестины, “Исход” был атакован сопровождавшими его британскими  кораблями. Пассажиры оказали вооружённое сопротивление поднявшимся на борт британским солдатам, и по ним был открыт огонь. Было убито три пассажира, многие получили ранения. Захваченное судно было доставлено в порт Хайфы. Британский министр иностранных дел Эрнест Бевин принял решение отправить захваченных пассажиров “Исхода” обратно во Францию. Депортируемых разместили на транспортных кораблях Runnymede Park, Ocean Vigour и Empire Rival, где они пребывали в антисанитарных условиях, в железных каютах без окон и без элементарного проветривания. Перед отправкой им сообщили, что их везут на Кипр. 31 июля корабли прибыли в Порт-де-Бук недалеко от Марселя. В знак протеста против депортации пассажиры отказались подчиниться приказу сойти на берег. Из-за сильной жары среди них начались болезни. Информация о происходящем попала в прессу и стала известна всему миру. 22 августа три корабля покинули Порт-де-Бук, 28 августа прошли Гибралтар и ещё через неделю прибыли в Гамбург, находящийся в Британской зоне оккупации. В порту Гамбурга британские власти, применив силу, высадили беженцев с кораблей и переправили в лагеря для перемещённых лиц в Поппендорф и Амштау. Наблюдатели UNSCOP испытали шок[47], став свидетелями того, как британские солдаты использовали приклады винтовок, шланговые трубы и слезоточивый газ против чудом оставшихся в живых после лагерей смерти людей. Потом британские солдаты ушли, оставив лагеря людям “Хаганы”, которые выдали беженцам поддельные документы, чтобы те смогли свободно перемещаться. Позже эти беженцы были переправлены в Израиль. Депортация беженцев “Исхода” широко освещалась мировой прессой и вызвала бурю протестов во многих странах мира и в самой Великобритании. Реакция на скандал с “Исходом” стала дополнительным фактором, повлиявшим на решение Великобритании передать вопрос о Палестине в компетенцию ООН.

1 сентября 1947 года комитет UNSCOP официально предложил раздел Палестины на еврейское и арабское государства. В соответствии с этим предложением Иерусалим должен был остаться свободным городом под эгидой международного сообщества. UNSCOP разделила территорию в следующей пропорции: 55% для евреев и 45% для арабов: еврейское государство включало бы в себя 498,000 евреев и 407,000 арабов[48], а арабское – 725,000 арабов и 10,000 евреев[49]. Таким образом, без “подпитки” за счёт еврейской иммиграции, в течении пары поколений евреи могли бы стать меньшинством в собственном государстве – из-за более высокой рождаемости арабов. Тем не менее Еврейское агентство приняло рекомендации UNSCOP, а Арабский Высший комитет их полностью отверг.

Голосование Генеральной Ассамблеи ООН было назначено на среду 26 ноября 1947 года. В кулуарах ООН происходили драматические события. Голосов для поддержки резолюции было недостаточно, поэтому жизненно необходимо было получить дополнительное время, чтобы убедить несколько стран, включая Гаити, Либерию и Филиппины. Посол Уругвая в ООН Родригес Фабрагет пришёл на помощь и задержал голосование. Затем голосование отложили ещё на пару дней из-за американского праздника Дня Благодарения. В результате, глава еврейской делегации Абба Эвен получил необходимое время для того, чтобы уговорить представителей нескольких стран. Эвен и другие работали круглосуточно, обзванивая людей среди ночи и умоляя представителей разных стран помочь создать первое еврейское государство за две тысячи лет.

Генеральная Ассамблея собралась снова 29 ноября. Как и ожидалось, Соединённые Штаты и Советский Союз проголосовали “за”, а Великобритания – “воздержалась”. Семь из семнадцати стран, которые ещё 25 ноября планировали воздержаться, теперь проголосовали “за”. Резолюция №181, была принята! 33 голоса – за, 13 – против и 10 воздержавшихся (смотрите карту 4).Buchenwald_survivors_arrive_in_Haifa

После двух тысяч лет изгнания, после унижений, оскорблений, преследований, погромов, предрассудков и ненависти, после самой страшной катастрофы в истории человечества, после всех закрытых дверей – евреи могли наконец получить свой дом, свою землю, свою страну, свою мечту. Мечту человека, которая объединила весь народ, – мечту Теодора Герцля. Евреи всего мира – от Нью Йорка до Сиднея и Тель-Авива – собрались вокруг радиоприёмников в кафе и у себя дома, с друзьями и родными, с детьми и близкими, и затаив дыхание слушали перекличку голосов.

Во всем мире евреи обнимались, поздравляли друг друга, радовались и плакали. В Палестине синагоги открылись посреди ночи для чтения молитв благодарения. Евреи тысячами вышли на улицы и начали танцевать. Амос Оз, который станет одним из величайших израильских писателей, позже вспоминал эту ночь в своих автобиографических мемуарах “Повесть о любви и темноте“. Он рассказал как восьмилетним, сидя у отца на плечах, двигался в толпе в Иерусалиме. Придя домой посреди ночи уставшим и счастливым, он в грязной одежде забрался в постель. Его его отец лёг рядом и рассказал историю своего детства в Польше. Ученики в его школе украли у него брюки. Когда дедушка Амоса отправился в школу, чтобы пожаловаться, студенты напали и на него,  забрав его брюки. Это была история полного унижения. “Задиры могут издеваться над тобой, сказал отец Амоса, в школе или на улице, но отныне… Отныне с этого момента, когда у нас есть собственное государство, никто не будет над тобой издеваться лишь потому, что ты еврей. Такого, больше никогда не случится. С сегодняшнего вечера это закончилось. Здесь. Навсегда!”[50].

Автор: Евгений Линецкий
Редактор: Леонид Аптекарь


 

[1] Howard M. Sachar, A History of Israel: From the Rise of Zionism to Our Time (New York: Alfred A. Knopf, 1979), p. 23.

[2] Anita Shapira, trans. Anthony Berris, Israel: A History (Waltham, MA: Brandeis University Press, 2012), p. 28.

[3] Benny Morris, 1948: The First Arab-Israeli War (New Haven and London: Yale University Press, 2008), p. 6.

[4] http://eleven.co.il/zionism/congresses-institutions-parties/10376/

[5] Alex Bein, trans. Maurice Samuel, Theodor Herzl: A Biography (Philadelphia: Jewish Publication Society of America, 1940), p. 37

[6] Raphael Patai, The Jews of Hungary: History, Culture, Psychology (Detroit: Wayne State University Press, 1996), p. 347.

[7] Shlomo Avineri, trans. Haim Watzman, Herzl: Theodor Herzl and the Foundation of the Jewish State (London: Weidenfeld & Nicolson, 2008) p. 141.

[8] Lawrence Epstein, The Dream of Zion: The Story of the First Zionist Congress(Lanham, MD: Rowman and Littlefield, 2016), p. 83.

[9] Alex Bein, trans. Maurice Samuel, Theodor Herzl: A Biography (Philadelphia: Jewish Publication Society of America, 1940), p. 232.

[10] Ruth Kark, “Changing Patterns of Landownership in Nineteenth-Century Palestine: The European influence,” Journal of Historical Geography, Vol. 10, No. 4 (1984), pp. 357–384.

[11] Shmuel Katz, Lone Wolf: A Biography of Vladimir (Ze’ev) Jabotinsky (Fort Lee, NJ: Barricade Books, 1995), p. 136.

[12] Anita Shapira, trans. Anthony Berris, Israel: A History (Waltham, MA: Brandeis University Press, 2012), p. 22.

[13] Anita Shapira, trans. Anthony Berris, Israel: A History (Waltham, MA: Brandeis University Press, 2012), p. 73.

[14] Cecil Bloom, “Sir Mark Sykes: British Diplomat and a Convert to Zionism,” Jewish Historical Studies, Vol. 43 (2011), p. 142.

[15] Walter Laqueur, A History of Zionism (New York: Schocken Books, 1976), p. 186

[16] https://en.wikipedia.org/wiki/Balfour_Declaration

[17] http://www.jewishvirtuallibrary.org/commentary-on-the-balfour-declaration

[18] Seth M. Siegel, Let There Be Water: Israel’s Solution for a Water-Starved World (New York: Thomas Dunne Books, 2015), p. 22.

[19] Seth M. Siegel, Let There Be Water: Israel’s Solution for a Water-Starved World (New York: Thomas Dunne Books, 2015), p. 28.

[20] Michael Makovsky, Churchill’s Promised Land: Zionism and Statecraft (New Haven: Yale University Press, 2007), Kindle Edition, Location 1463.

[21] Martin Gilbert, Churchill and the Jews: A Lifelong Friendship (New York: Henry Holt, 2007), p. 50.

[22] Jeffrey Goldberg, “The Paranoid, Supremacist, Roots of the Stabbing Intifada,” Atlantic (October 16, 2015), http://www.theatlantic.com/international/archive/2015/10/the-roots-of-the-palestinian-uprising-against-israel/410944/

[23] Jonathan Schneer, The Balfour Declaration: The Origins of the Arab-Israeli Conflict (New York: Random House Trade Paperbacks, 2012), p. 197.

[24] Martin Gilbert, Israel: A History (New York: Harper Perennial, 1998), p 45-46

[25] Yoram Hazony, The Jewish State: The Struggle for Israel’s Soul (New York: Basic Books, 2000), p. 210

[26] Hava Eshkoli-Wagman, “Yishuv Zionism: Its Attitude to Nazism and the Third Reich Reconsidered,” Modern Judaism, Vol. 19, No. 1 (February 1999), p. 26.

[27] Colin Shindler, “Zionist History’s Murder Mystery,” Jewish Chronicle Online (June 16, 2013), http://www.thejc.com/comment-and-debate/comment/108596/zionist-historys-murder-mystery

[28] Tom Segev, trans. Haim Watzman, The Seventh Million: The Israelis and the Holocaust (New York: Henry Holt, 1991), p. 21.

[29] Ibid, p 25

[30] Abba Hillel Silver, Moshe Shertok, and Chaim Weizmann, “Before the United Nations: October 1947,” p. 7.

[31] Benny Morris, One State, Two States: Resolving the Israel/Palestine Conflict (New York: Vintage Books, 2001)

[32] Yoram Hazony, The Jewish State: The Struggle for Israel’s Soul (New York: Basic Books, 2000), p. 231.

[33] Ibid., p. 232.

[34] Tuvia Friling, trans. Ora Cummings, Arrows in the Dark: David Ben-Gurion, the Yishuv Leadership, and Rescue Attempts during the Holocaust, Volume I (Madison: University of Wisconsin Press, 2005), p. 16.

[35] Howard M. Sachar, A History of Israel: From the Rise of Zionism to Our Time (New York: Alfred A. Knopf, 1979), p. 219.

[36] Dina Porat, The Blue and the Yellow Stars of David:The Zionist Leadership in Palestine and the Holocaust, 1939–1945 (Cambridge, MA, and London: Harvard University Press, 1990), p. 2.

[37] Zephaniah 1:15

[38] Howard M. Sachar, A History of Israel: From the Rise of Zionism to Our Time (New York: Alfred A. Knopf, 1979), p226чя

[39] Martin Gilbert, Israel: A History (New York: Harper Perennial, 1998), p. 101.

[40] Mike Lanchin, “SS St Louis: The Ship of Jewish Refugees Nobody Wanted,” BBC World Service (May 13, 2014), http://www.bbc.com/news/magazine-27373131

[41] Alan Guggenheim and Adam Guggenheim, “Doomed from the Start,” Naval History, Vol. 18, No. 1 (February 2004), pp. 46–51.

[42] Benny Morris, Righteous Victims: A History of the Zionist-Arab Conflict, 1881–2001 (New York: Vintage Books, 2001), Kindle Edition, Locations 4035–4037.

[43] Martin Gilbert, Israel: A History (New York: Harper Perennial, 1998), p. 112.

[44] Anita Shapira, trans. Anthony Berris, Ben-Gurion: Father of Modern Israel (New Haven and London: Yale University Press, 2014), p. 138.

[45] Eric Lichtblau, “Surviving the Nazis, Only to Be Jailed by America,” New York Times (February 7, 2015), http://www.nytimes.com/2015/02/08/sunday-review/surviving-the-nazis-only-to-be-jailed-by-america.html

[46] Martin Gilbert, Israel: A History (New York: Harper Perennial, 1998), p. 121.

[47] Martin Gilbert, Israel: A History (New York: Harper Perennial, 1998), p. 145.

[48] Colin Shindler, A History of Modern Israel, 2nd ed. (New York: Cambridge University Press, 2013),

[49] Martin Gilbert, Israel: A History (New York: Harper Perennial, 1998), p. 149.

[50] Amos Oz, trans. Nicholas de Lange, A Tale of Love and Darkness (Orlando: Harcourt, 2004), p. 359.

 

 

About the author

mm

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)

NEWSLETTER