Американский популизм и уроки истории

212 Views No Comment

Начиная с 2014 года популизм взорвал политический ландшафт – как в Европе так и в США. В 2016 году Джон Джудис опубликовал научную работу “The Popular Explosion How The Great Recession Transformed American and European Politics”, в которой объясняет причину подъёма левого и правого популизма. Джудис утверждает, что популизм следует рассматривать не как согласованную политическую программу или систему убеждений, а как исключительно политическую методику противостояния масс элите. Именно поэтому левый популизм Бёрни Сэндерса и правый популизм Дональда Трампа находят столько общих точек соприкосновения. Тем не менее, Джудис проводит чёткое различие между правыми и левыми популистами. Правые популисты определяют иностранцев, расовые меньшинства и других “аутсайдеров” как причину экономических проблем в стране. Более того, правые популисты считают, что истеблишмент прислушивается к нуждам этих групп исключительно ради достижения политических целей. Левые популисты, по словам Джудиса, сражаются с экономической и политической элитой, не делая из маргинальных общин “козлов отпущения”. 22 июня 2016 года, выступая в Нью Йорке с речью “Цена этих выборов”, Дональд Трамп призвал поклонников Бёрни Сэндерса присоединиться к его кампании и “вместе помочь исправить систему в интересах всех американцев”. 20% голосовавших за Бёрни Сэндерса либо не пошли на выборы 6-го ноября, либо отдали свой голос Дональду Трампу. Очевидно, что такой огромный процент не является случайностью, если принять во внимание точки соприкосновения популизма кандидатов.

Бёрни Сандерс и Дональд Трамп

Бёрни Сандерс и Дональд Трамп

Австралийский политолог Бенджамин Моффитт утверждает, что популизм следует понимать как «политический стиль», поскольку он включает в себя целый ряд перформативных моделей поведения, которые могут охватывать самые разные идеологии. По его мнению, популизм имеет три отличительные черты: призыв к “народу” против “элиты”, отторжение  политической корректности, создание атмосферы социального кризиса или угрозы устоев в обществе.

Годовой доход половины избирателей Трампа составляет меньше 50 тысяч. Среди голосовавших за республиканца-центриста Кейсика, таких избирателей всего лишь 35.3%. Согласно опросу Пью-Центра, 48% избирателей Трампа давали крайне негативную оценку экономической ситуации в Соединенных Штатах. Для сравнения: так считали лишь 31% избирателей Круза и 28% избирателей Кейсика. 69% избирателей Трампа считали, что иммигранты являются бременем для экономики страны, в то время как так же считали лишь 40% избирателей Кейсика. 67% сторонников Трампа негативно относились к торговым соглашениям, но лишь 46% сторонников Кейсика и 40% Круза.  В это же время, 75.7% голосовавших за Трампа были убеждены в чрезмерной политкорректности и “чувствительности” в американском обществе. Только 45.9% Кейсика разделяли эту точку зрения. Подавляющее большинство избирателей Трампа не поддерживали систему медицинского страхования “Обамакер”, считая основными бенефициантами меньшинства и безработных. В тоже время, 73% из них выступали против любого сокращения социального обеспечения. По результатам этих данных можно чётко проследить, что сторонники Трампа – это экономические популисты, которые не являются ни классическими представителями республиканского истеблишмента, ни экономическими либертарианцами, поддерживающими свободные торговые отношения.

Является ли рост американского популизма новым явлением в американской политической жизни ?

Томас Джефферсон и Александр Гамильтон

Томас Джефферсон и Александр Гамильтон

Одним из первых в американской истории политических, и в какой то мере, философских конфликтов, представлял собой спор между Александром Гамильтоном и Томасом Джефферсоном. Самый известный предмет их споров заключался в интерпретации Конституции Соединённых Штатов. Джефферсон настаивал на более узкой её интерпретации, в то время как Гамильтон – на более широкой. Но между ними были и другие противоречия. Гамильтон настаивал на необходимости создания Национального Банка и на том, чтобы федеральное правительство взяло на себя выплату всех штатных долгов, накопленных в результате Войны за Независимость. Джефферсон же считал, что создание Национального банка неконституционно. Джефферсон хотел видеть власть штатов доминантной над федеральной и тем самым лимитировать последнюю, в то время как Гамильтон считал наоборот. Самое же интересное разногласие между ними лежало в более философской сфере, а именно, по поводу  направления, в котором должно было развиваться молодое государство. Гамильтон был убеждён, что будущее страны лежит в развитии коммерческих отношений. По его мнению, международная торговля означала возможность накладывать тарифы и тем самым пополнять федеральный бюджет. Джефферсон же опасался влияния Великобритании, предпочитал аграрное общество, в котором только владелец земельного участка имел право голосовать. Историческая ирония заключается в том, что, с целью воплотить в жизнь своё видение развития страны, Джефферсон был вынужден прибегнуть именно к “гамильтоновской” интерпретации конституции во время Луизианской покупки, которая обеспечивала США огромную территорию для развития сельского хозяйства.

Индустриальная революция и технологические новшества нанесли огромный урон аграрному движению, которое развивалось на территориях к западу от Аппалачей.  Сайрус Маккормик изобрёл молотилку на конной тяге.  ЖаткаЕго сын завершил мечту отца, продемонстрировав результат семейного проекта в 1831 году и запатентовав его спустя пару лет. В результате, количество обрабатываемой за день территории увеличилось в шесть раз – с двух акров до двенадцати. Соответственно, цены на сельскохозяйственные изделия начали падать с огромной скоростью. В период между 1881 и 1894 цена за бушель пшеницы опустилась с $1.19 то 49 центов. Бушель кукурузы подешевел с 63 центов до 18. Положение фермеров усугубилось и рядом других факторов: конкуренцией из-за океана, дефляцией, которая усложняла выплату ссуд, высокими тарифами и, соответственно, ценами на промышленные товары, высокими налогами и процентными ставками, высокими ценами транспортировки на железных дорогах, высокого налога на железнодорожные хранилища и прочими сборами. Более того, многие фермеры лишь арендовали угодья, а всевозможные договоры, такие как crop-lien system[1] только усугубляли их положение. Фермеры начали банкротиться. По существу, их положение было идентично тому, с которым нынешний средний класс был застигнут врасплох американской пост-индустриализацией.

Более того, фермеры начали терять и свой социальный статус. Если при Джефферсоне фермеров называли “Избранными Богом людьми”, то во второй половине 19-го века появились унизительные прозвища “hick” и “hayseed” (деревенщина). Политики не особенно обращали внимание на нужды фермерства и предпочитали не вмешиваться в экономические процессы, которые считали неизбежными. В то время доминировала либертарианская экономическая философия Laissez-faire (принцип невмешательства), экономическая доктрина, согласно которой государственное вмешательство в экономику должно быть минимальным. Партийные политические механизмы были сконцентрированы исключительно в городах и зависели от корпоративных дотаций, они не принимали во внимание нужды фермеров. В результате, фермеры считали обе политические партии коррумпированными и неспособными им помочь. Как говорят, спасение утопающих – дело рук самих утопающих, и фермеры начали самоорганизовываться. Сначала это произошло на местном уровне: National Grange of the Order of Patrons of Husbandry (1867). В результате, в районе  Среднего Запада (Midwest) были изданы законы (Granger Laws), благодаря которым железная дорога начала регулироваться. Естественно, владельцы железных дорог не сидели сложа руки. Начались судебные тяжбы, которые дошли до Верховного Суда. Поначалу Верховный Суд встал на сторону фермеров (Munn v. Illinois 1876)[2]. Но к 1886 году баланс изменился в пользу железнодорожных компаний. В судебном решении Wabash, St. Louis & Pacific Railway Co. v. Illinois[3] , Верховный суд строго ограничил права штатов контролировать торговлю между штатами.

В ответ Фермерский Альянс изменил стратегию и старался избирать кандидатов, защищающих их интересы на национальном и штатском уровнях. На выборах 1890 года им удалось избрать 6 губернаторов, 3 сенатора и 50 конгрессменов. В 1891 году была образована Народная Партия, которая пыталась объединить фермеров, промышленных работников и реформеров (Farmers’ Alliance, Greenback Party, Union Labor Party). Именно эта партия стала первым популистским движением в CША.

Многие вещи, которые требовали популисты 19-го века, имеют аналоги и сегодня. Например, они требовали ограничить правление президента одним сроком, сделать выборы сенаторов прямыми и иметь возможность проводить референдум об отзыве официальных лиц с занимаемых должностей. Для справки: американцы не голосовали напрямую за сенаторов в течении первых 125 лет федерального правительства – сенаторы назначались законодательными собраниями штатов. Это практика была изменена 17-ой поправкой Конституции. Популисты считали, что политический истеблишмент не представляет интересы обычных людей. Если проводить параллели, то эти меры были трамповской версией “Осушения Вашингтонского болота”. К слову, в своём твите от 30 апреля 2018 года президент Трамп поддержал идею лимитирования избирательного срока представителей Конгресса, практически повторив требование популистов прошлого века.

Популисты добивались жёсткой антииммиграционной федеральной политики. Промышленники использовали иммигрантов в роли штрейкбрехеров, угрожая потерей рабочих мест и используя иммигрантов для прекращения забастовок. Электорат Трампа тоже видит иммигрантов как угрозу собственному экономическому благосостоянию.

Уильям Дженнингс Брайан

Уильям Дженнингс Брайан

Есть и параллели между популизмом 19-го века и сегодняшним левым популизмом. Стремясь добиться более льготных условий популисты добивались национализации железных дорог, телеграфа и телефона и введения подоходного налога на богатых.

В 1873 году произошёл общий пересмотр законов, касающихся Монетного двора США. Было отменено право держателей серебра использовать его для обмена на законные платёжные долларовые монеты. Тем самым, был прекращён валютный дуализм — денежная система, при которой роль всеобщего эквивалента закрепляется за двумя благородными металлами (обычно золотом и серебром). При этом предусматривалась свободная чеканка монет из обоих металлов и их неограниченное обращение. В результате, Соединённые Штаты перешли исключительно на золотой валютный стандарт. Это ограничивало инфляцию и тем самым не давало фермерам быстро расплачиваться с долгами.

Антисемитская карикатура из популистского издания

Антисемитская карикатура из популистского издания

Если современные крайне правые популисты видят основную угрозу в лице мигрантов и защищающих их элит, то популисты прошлого обвиняли в своих бедах евреев. Большинство из них считали, что именно евреи виноваты в трудностях фермеров, поскольку евреи контролировали банковский бизнес. По их мнению, именно невидимое влиание евреев было в основе финансовых проблем. Наиболее заметный пример популистского антисемитизма можно найти в романе «Рассказ о двух нациях», написанном популистским мыслителем «Монета» Харви.

Более того, популисты использовали религиозные метафоры, чтобы связать деньги с еврейским заговором. Таким образом, в 1896 году кандидат в президенты от Демократической и Популистских партий, Уильям Дженнингс Брайан легко связывал библейские образы и экономическую ситуацию в стране: “Не надевайте на голову тружеников терновый венец. Не смейте распинать человечество на золотом кресте”. Брайан упоминает золото из-за пересмотра законов Монетного двора, то есть экономической политики США. Антисемитизм также проявился в его метафоре о распятии, которая является посылом для протестантов США. Брайан мастерски умел переключаться между завуалированными антисемитскими лозунгами и проповедью. У популистов доминировал апокалиптический тон. Избирательная платформа начиналась следующими словами: “Мы встречаемся в момент, когда наша нация находится на грани морального, политического и материального разрушения”. Ну чем не Трамповский лозунг о “American carnage”?  Или следующий лозунг популистов: “Коррупция доминирует на избирательных участках”, а это так созвучно с трамповским “the system is rigged”

Как противостоять популизму? К сожалению, простого решения этой проблемы нет. Поляризация нашей политики является одновременно продуктом и причиной распада гражданского общества и снижения взаимного доверия. По словам Джудиса, “Победа Трампа была не просто признаком того, что электорат сошел с ума; это был крик неудовлетворённости тем, как демократы, а также республиканцы отреагировали на Великую рецессию и ее жестокие последствия”.

Ни левый, ни правый популизм не даст ответов на экономические проблемы нашей страны, а раздор в нашем обществе только усугубится.


[1] https://en.wikipedia.org/wiki/Crop-lien_system

[2]  https://en.wikipedia.org/wiki/Munn_v._Illinois

[3] https://en.wikipedia.org/wiki/Wabash,_St._Louis_%26_Pacific_Railway_Co._v._Illinois

About the author

mm

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)

NEWSLETTER