Итоги саммита в Сингапуре

293 Views No Comment

Кризис, связанный с стремлением Северной Кореи войти в клуб ядерных держав, начался очень давно. Начиная с 1992 года Северная Корея подписала серию документов и соглашений по “денуклеаризации”, которые она с завидным постоянством нарушала. 

Существует только два возможных пути решения проблемы: военный и дипломатический. Военный путь приведёт к огромным человеческим жертвам, прежде всего, из-за того, что Сеул находится в пределах досягаемости северокорейской артиллерии. Поэтому я только приветствую стремление администрации Трампа отойти от созданного им же напряжения “огня и ярости” и стараться найти дипломатическое решение.

В начале марта трамповская команда национальной безопасности внушала определённый оптимизм. Макмастер, Помпео и Мэттис – это очень сильная команда. Сильная не только для Трампа, но и для любой президентской администрации – демократической или республиканской.

К сожалению, в течении последующих пяти месяцев очень многое изменилось, и далеко не в лучшую сторону. Мэттис всё больше становится “не у дел”, а президент всё меньше прислушивается к советам этого опытного генерала. Недавно Джон Болтон сменил генерала Макмастера. На новом посту, за достаточно короткий срок, Болтон успел допустить две грубейшие ошибки. Во-первых он сказал, что США рассматривают “ливийскую модель” для Северной Кореи. Тяжело представить, насколько это высказывание было опрометчивым, если не сказать глупым. Именно опасение перед воплощением этой модели является причиной, по которой Северная Корея не согласится отказаться от ядерного оружия. Это явилось настолько откровенной ошибкой, что президент Трамп поспешил поправить своего советника, что случается довольно редко. Наоборот, обычно советникам приходится исправлять или пояснять слова президента. Во-вторых, Болтон сказал, что можно добиться денуклеаризации Северной Кореи в течение года. Установление временных рамок переговоров является огромной ошибкой. Таким образом, Болтон оказывает абсолютно ненужное и опасное давление на наших дипломатов.Джон Болтон

Тем не менее, повторюсь: я поддерживал само решение Трампа о саммите с Кимом. Несмотря на то, что, по ряду причин, я очень скептически относился к успеху этой встречи, дипломатия лучше чем война. К сожалению, как показало время, мои опасения оправдались. Но не буду забегать вперёд. Первым делом надо определиться, какие цели были у лидеров двух стран.

Начну с Кима. Ким Чен Ын получил образование в Западной Европе, и это отложило отпечаток на его мировоззрении. При Киме в Северной Корее открылись пиццерии, дельфинарий, спортивные клубы. На улицах теперь можно встретить детских аниматоров, одетых в костюмы героев диснеевских мультфильмов. Ким большой поклонник баскетбола и Национальной Баскетбольной Ассоциации. В тоже время, несмотря на его относительные “западные” культурные предпочтения и открытость, Ким по прежнему классический диктатор, стоящий во главе одного из самых жестоких тоталитарных режимов мира. Ким уничтожает соперников, использует биологический терроризм, убивая собственных родственников. Поэтому никаких иллюзий насчёт Кима не должно быть. Он стоит у руля тоталитарного семейного клана. Ким был воспитан на установке о том, США – это прямая угроза семейному режиму северокорейской династии Кимов.

Какие выгоды пытался извлечь Ким из встречи с президентом Трампом? Во-первых, встреча с американским президентом – это автоматическое повышения престижа корейского лидера в мире. Ни его отцу, ни его деду никогда не удавалось добиться встречи с американским президентом, несмотря, на их неоднократные попытки. Ким добился этого, и встреча стала большим дипломатическим достижением для Кима и Северной Кореи. Во-вторых, эта встреча является признанием “де-факто” Северной Кореи как члена клуба ядерных держав, что, само по себе, ещё больше повышает престиж этой страны. Третье, Ким хочет заполучить гарантии собственной безопасности. Именно поэтому слова советника Болтона о “ливийской модели” являются грубейшим и досадным просчётом. Лидер Ливии Каддафи был свергнут и убит толпой. Вряд ли Ким захочет повторить его участь.

Что пытался получить от этой встречи президент Трамп? Первое, естественно, – это денуклеаризация Северной Кореи – полная, прозрачная и проверяемая. Северная Корея угрожает мировой безопасности не первый год. Более того, режим готов экспортировать ядерное “ноу-хау”. Башар Асад, например, пытался создать ядерную программу с помощью северокорейских учёных. Второе, президент Трамп тоже пытается заработать “очки” мирового престижа. С одной стороны, он не одинок в этом стремлении среди всех американских президентов. С другой стороны, трамповский нарциссизм может стать серьёзной помехой в достижении успешного договора.

Откровенно говоря, несистемность Трампа представляет уникальный шанс для мирного соглашения. Думаю, что Северная Корея это прекрасно понимает. Трамп может пойти на уступки, на которые другие президенты не рискнули бы пойти. Сам факт данного саммита это доказывает. В тоже время, дипломатия – это суперсложный и многоступенчатый процесс, в котором успех и разочарования идут по синусоиде. Неизвестно, хватит ли у Трампа дисциплины довести мирный процесс до успешного завершения.

В преддверии саммита Северная Корея объявила об уничтожении туннелей и подземного комплекса, в которых проводились ядерные испытания. Сейсмологи отслеживают корейские испытания и, благодаря их работе, мы можем определить уровень ядерной программы и её стадии. Взрывы в горном комплексе были исключительно на поверхности. Сейсмологи не зафиксировали подземных обвалов, которые были бы неизбежны, если бы северокорейские действия были на самом деле направлены на приостановку ядерной программы.

Был ли Сингапурский саммит успешным? Необходимо проанализировать тактический и стратегический успехи каждой из сторон. Северная Корея вернула трёх американских заложников. Безусловно спасение американских граждан – это успех. Но нельзя забывать о том, что они были незаконно задержаны корейским режимом. По-существу они были похищены. Ким не заплатил политическую цену за это грубейшее нарушение международного права. Станет ли теперь практика захвата американских граждан в заложники тактикой режима для достижения уступок при переговорах? Поэтому вопрос с заложниками не является дипломатической победой ни одной из сторон. Президент Трамп отменил совместные с Южной Кореей военные учения. Это может выглядеть как тактическое поражение американского президента. Лично я это рассматриваю как необходимый шаг для убеждения Кима, что США будет прислушиваться к вопросам, касающимся гарантий безопасности для Северной Кореи. Для успешной дипломатии необходимо, чтобы одна из сторон сделала первый шаг. Опять же, дипломатия лучше, чем война. Поэтому и здесь я никому не отдаю предпочтения. Возвращение останков погибших во время Корейской войны американских военных – это настолько символический шаг, что его я даже не анализирую. 

Особое внимание надо уделить дипломатическому коммюнике. Члены команды Госсекретаря Помпео делали всё возможное для достижения дипломатического прорыва, а именно, встречались с представителем режима и самим Кимом. Тот факт, что текст коммюнике содержит лишь поверхностные обещания и декларации, неоднократно озвученные и нарушенные Северной Кореей и раньше, говорит о том, что успеха в переговорах не достигнуто. Поэтому Ким получил мировое признание – встречу с американским президентом, в обмен на самохвальство Трампа. С этой точки зрения, Ким одержал тактическую победу.

Теперь по-поводу стратегических целей. По большому счёту, долгосрочные выводы делать безусловно рано. Разрыв между позициями двух стран не внушает особенного оптимизма. США пытаются добиться полной денуклеаризации, в то время как Северная Корея видит в наличии ядерного оружия страховой полис режима. Слишком полярны цели сторон для успешного диалога. Более того, последние новости о том, что Северная Корея скрывала элементы ядерной программы, говорит о том, что режим Кима как и раньше готов к обману и нарушению соглашений. К тому же, недавний визит

Госсекретаря Помпео в Северную Корею обернулся дипломатическим фиаско для американской стороны. Ким даже не встретился с Помпео, уехав на инспекцию сельскохозяйственных ферм. В какой-то мере это была пощёчина для американской делегации. Вне всякого сомнения, Госсекретарь Помпео – способный и талантливый чиновник. На посту директора ЦРУ он получил очень высокие оценки от бывших руководителей нашей разведки. Но для соглашения подобного рода, помимо Помпео, необходимо иметь специалистов в области ядерной физики и технологии.

Несмотря на всю одиозность иранского ядерного соглашения, его технические детали с американской стороны обсуждал министр энергетики Эрнест Мониз. Мониз обладал опытом и знаниями в области ядерных технологий и систем вооружений и занимал ключевую роль в переговорах. До этого, в течение четырех десятилетий он работал профессором Массачусетского технологического института и получил известность как один из ведущих мировых физиков-ядерщиков. Мониз мобилизовал сотни ядерных экспертов в Национальных лабораториях США, таких как Оуквуд (Теннесси), Сандия (Нью-Мексико) и Ливермор (Калифорния). В Оуквуде, американские учёные собрали макет иранской лаборатории по обогащению урана в Натанз, чтобы оценить, как можно демонтировать центрифуги. Учёные также смоделировали, как можно было бы переоборудовать иранский реактор Арак для обеспечения того, чтобы он производил значительно меньшее количество плутония. Если считать исключительно техническую сторону переговоров, то американская сторона предприняла выдающиеся усилия, и иранская ядерная программа была загнана в жёсткие рамки. Эрнеста Мониза на посту министра энергетики сменил Рик Перри, у которого лишь степень бакалавра техасского университета в сфере животноводства. Я очень сомневаюсь, что Перри сможет конкурировать с Монизом в области технической стороны переговоров.

Более того, твиты президента, которые провозглашают успех переговоров, ставят под сомнение надежду на то, что у американского президента хватит дисциплины для долгосрочного решения северокорейской проблемы. Таким образом, на сегодняшний день, охарактеризовать северо-корейскую эпопею Трампа иначе как провалом, увы нельзя.

Автор: Евгений Линецкий
Редактор: Леонид Аптекарь

About the author

mm

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)

Видео-канал