Секрет Ричарда Никсона

150 Views No Comment

Выборы демократического кандидата на пост президента 1968 год.

1968 год был одним из самых трагических периодов в американской истории второй половины двадцатого века. Следуя 22-ой поправке к конституции, Президент Линдон Джонсон имел право баллотироваться на новый президентский срок. Но американское общество было расколото Вьетнамской войной. И в 1968 году, Сенатор из Миннесоты, Юджин Маккарти решается на смелый поступок: он бросает вызов однопартийцу президенту и вступает в борьбу за демократическую номинацию на пост президента США.

Юджин Маккарти

Юджин Маккарти

Я не очень люблю оценивать где находились те или иные политическиe деятели прошлого на шкале политических взглядов. Просто потому оценивать взгляды с сегодняшней колокольни не совсем правильное занятие. Тогдашние либералы и консерваторы совсем не те, что сегодняшние, да и понятия левые/правые не совсем такие, что существуют сейчас. Тем не менее, рискну заметить, что Маккарти был крайне-левым кандидатом.

Он любил шутить: “Я в два раза либеральнее чем Хюберт Хамфри, в два раза умнее чем Стюарт Симингтон и в два раза больше католик чем Джэк Кеннеди”. В 1964 году Маккарти встречался с Че Геварой. В 1968 – выбрал резко анти-военную платформу.

Рискну сделать ещё одно сравнение: он мне напоминает Бёрни Сандерса, а точнее кампанию Сандерса в 2016 году. И не столько в политических взглядах, хотя это сравнение здесь тоже уместно, а исключительно в том огромном энтузиазме среди молодого населения. Как и с Бёрни, огромная поддержка Маккарти была исключительно на кампусах американских университетов, где анти-военная платформа Маккарти находила практически абсолютную поддержку.

Молодые университетские хипстеры, которые раньше не очень интересовались политикой сбривали свои бороды и стриглись, следуя популярному лозунгу поддержки Маккарти: “Clean for Gene”. К этому необходимо заметить, что мотивация у Маккарти была похожа с Сандерсовской в 2016 году. Маккарти понимал, что у него мало шансов выиграть номинацию у президента собственной партии, но он стремился заставить Джонсона занять более “левую” позицию на президентских выборах против республиканского оппонента. Точно также как и Бёрни пытался заставить Клинтон занять более левую позицию по ряду вопросов.

Необходимо заметить, что вначале анти-военные активисты так называемого движения “Dump Johnson / Выкиньте Джонсона” – обратились к Бобби Кеннеди с идеей выступить против Джонсона, но младший брат президента Кеннеди отказался. Маккарти же согласился возглавить анти-военное крыло демократической партии.

В то время выборы предентента от демократической партии были чрезвычайно не-демократическими (простите за каламбур). Только треть так называемых делегатов выбирались в результате демократических праймариз. А остальное количество было результатом договорённостей и тайных сделок в партийных кулуарах. То есть по существу и если говорить откровенно: то демократический электорат практически не влиял на выбор кандидата от партии. Это решалось сделками внутри демократического эстаблишмента. Для справки, 1968 год станет последним когда выборы праймариз будут менее значительными чем внутре-партийные кулуарные интриги. Хотя до сих пор концепция супер-делегатов это пережиток прошлого у демократов. Более того, партийные праймариз (выборы обеих партий) в 1968 году происходили только в 14 штатах !!! Справедливости ради стоит заметить, что у республиканцев выборы были несколько демократичнее чем у демократов. Договорённости внутри эстаблишмента тоже естественно были, но номинантом от партии стал Ричард Никсон, выигравший наибольшее количество праймариз (10), в результате мастерски созданного имиджа, с помощью Роджера Эйлса.

Но я забегаю несколько вперёд. Первые демократические праймариз произошли в штате Нью Гэмпшир, 12 марта 1968 года. 50% голосов отдали предпочтение президенту Джонсону, 42% – Юджину Маккарти. Несмотря на поражение, результат в Нью Гэмпшире стал трамплином для Маккарти на национальном уровне. Кто бы мог подумать, что кандидат сможет добиться такого результата против президента от собственной партии. Но дальше произошла серия событий которые погрузили демократические праймариз в полный хаос.

Роберт Кеннеди

Роберт Кеннеди

16-го марта Бобби Кеннеди обьявляет свою кандидатуру на пост президента от демократической партии. Маккарти, который недолюбливал семью Кеннеди (меж-католическое соперничество) называет младшего Кеннеди оппортунистом, который никогда бы не решился бросить вызов Джонсону если б не увидел, успех кампании Маккарти в Нью Гэмпшире. Президент Джонсон видит насколько он непопулярен из-за Вьетнамской войны, шокирует страну и ближайших советников когда 31-го марта, во время телевизионного выступления объявляет, что он не будет баллотироваться на пост президента.

Пока кампания Кеннеди набирает обороты и готовится к праймариз, Маккарти выигрывает Висконсин, Пеннсильванию и Массачусеттс. 27 Апреля, Вице-президент Хамфри обьявляет о своей кандидатуре на пост президента от демократической партии. НО… в борьбе во время праймариз он не участвует. Кеннеди входит в борьбу и выигрывает Индиану и Небраску. Маккарти неожиданно выигрывает Орегон.

Впереди решающий штат – Калифорния. Кеннеди обьявляет, что если он проиграет в Калифорнии – то выйдет из борьбы…. Маккарти и Кеннеди проводят бешенную кампанию в Калифорнии. Речь за речью. По университетским городкам и районам Лос Анджелеса. В упорной борьбе Кеннеди вырывает победу у Маккарти. Теперь у него все шансы набрать достаточно инертной силы, которые катапультирует Кеннеди во время Демократической Конвенции в Чикаго….

Но происходит ужасная трагедия. После победного выступления Роберта Кеннеди в Лос-Анджелеском отеле Ambassador, палестинец Сирхан-сирхан , недовольный про-израильской позицией Кеннеди – совершает покушение на сенатора. 26 часов Роберт Кеннеди сражается за свою жизнь, но его сердце перестаёт биться пятого июня….

В конце августа происходит Демократическая Конвенция в Чикаго, которая сопровождается небывалой жестокостью со стороны полиции против протестующих. “Доклад Уолкера”, возглавляемый независимым наблюдателем приходит к выводу, что: “Большое количество полицейских совершили насильственные действия, намного превосходящие требуемые силы для разгона или ареста протестующих. Читая сотни заявлений протестующих можно установить, в произошедшим беспределе со стороны полиции.”

Хьюберт Хамфри

Хьюберт Хамфри

В результате конвенции, номинантом на пост президента от демократической партии становится вице-президент Хьюберт Хамфри, который не участвовал в процессе праймариз..

Анна Шеннолт

 

Анна Шеннолт(Anna Chennault) родилась в Китае в 1925 году. Она была дочерью китайского дипломата и её имя при рождении было Чэнь Сянмэй. Когда ей было 19 лет, в 1944 году, она работала репортёром и взяла интервью у американского генерала ВВС – Клэр Ли Шеннолта. Три года спустя, после развода генерала, они поженились и Чэнь Сянмэй стала Анной Шеннолт. Муж был на тридцать два года старше её. У них было две дочери и брак продлился десять лет, до смерти генерала в 1958 году. Анна провела всю оставшуюся жизнь в качестве богатой вдовы, благодаря очень успешному бизнесу мужа, которым он занимался после завершения карьеры в армии.

Клэр Ли Шеннолт

Клэр Ли Шеннолт

В 1960-х годах, Соединённые Штаты были полностью отрезаны от Китая, и единственным человеком у которого были персональные контакты в регионе, была Анна Шеннолт. Ее первое участие в политической жизни страны было во время президентской кампании Ричарда Никсона в 1960 году, когда Шеннолт агитировала в китайской общинe за Никсона.

Анна и Клэр Ли Шеннолт

Анна и Клэр Ли Шеннолт

Во время президентской кампании Никсона 1968 года, Анну попросили помочь в установлении тайной линии связи с правительством Южного Вьетнама. В результате она представила Никсона южно-вьетнамскому послу в Вашингтоне. Встреча кандидата в президенты с иностранным послом не было чем-то странным или необычным. Например, кандидат имеет право выслушать мнение посла о торговых отношениях с своей страной. В наши дни кандидаты в президенты часто встречаются с различными израильскими правительственными чиновниками, так что такие встречи не удивительны. В 1968 году ни одно иностранное правительство не проявляло большего интереса к президентским выборам в США, чем Южный Вьетнам. Во время встречи с южно-вьетнамским послом Буй Диемом, Никсон дал понять, что давно знает и полностью доверяет Анне Шеннолт и что её следует рассматривать как единственное контактное лицо между кампанией Никсона и правительством Южного Вьетнама. Со стороны Никсоновской кампании Шеннолт будет передавать информацию через Джона Митчелла, адвоката, ближайшего друга Никсона, который в последствии станет Генеральным прокурором…

Буй Дием

Буй Дием

Теперь необходимо немного отступить и озвучить ситуацию с войной во Вьетнаме. После того как президент Джонсон объявил о том, что он не будет баллотироваться на пост президента – у него словно гора с плеч свалилась. Когда не надо волноваться о внутри-политической борьбе, всю свою энергию и силу можно сосредоточить на своём историческом наследии. Для Джонсона это наследие стало найти логическое завершение Вьетнамской войны.

Предварительные переговоры между Соединёнными Штатами и Северным Вьетнамом начались 10 мая в Париже. Джонсон приказал временно приостановить бомбардировки Северного Вьетнама. Позиция Ханоя заключалась в том, что бомбардировки должны быть полностью прекращены, прежде чем Северный Вьетнам будет готов сесть за стол переговоров. У Джонсона было три условия для прекращения бомбардировки. Первое: деэскалация северных атак на Южный Вьетнам. Второе: создание демилитаризованной зоны (DMZ) между Севером и Югом, что-то на подобие того, что было создано во время войны на Корейском полуострове. Третье: принятие Южного Вьетнама в качестве участника любых переговоров между сторонами. Дилемма заключалась в том, что Северный Вьетнам и Вьетконг (Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама, военно-политическая организация, действовавшая в Южном Вьетнаме в 1960—1977 годах. С конца 60-х гг. этот термин используется в отношении всех вьетнамских коммунистов) не принимали присутствие Южного Вьетнама на переговорах. Южный Вьетнам не принимал присутствие Вьетконга на переговорах. Но Джонсон верил, что он находится на пороге прорыва из этого дипломатического тупика, после получения секретного сообщения от советского министра Алексея Косыгина.

Линдон Джонсон

Линдон Джонсон

Советы дали понять Джонсону, что если Соединённые Штаты прекратят бомбардировку, то они вернут Северный Вьетнам за стол переговоров, который согласится на все на три условия Джонсона. Поскольку Советский Союз поставлял Северному Вьетнаму 80 процентов боеприпасов, Джонсон был убеждён, что у СССР было достаточно рычагов давления на Северный Вьетнам и переговоры станут реальностью.

Джонсон был доволен происходящим, потому что перспектива мирного соглашения смогла бы закрепить его историческое наследие во Вьетнаме и добиться так называемого “Мира с Честью”/”Peace with Honor”. Тайный прорыв дипломатического тупика в Париже и сигналы идущие из Северного Вьетнама говорили о том, что мирная конференция состоится и Северный Вьетнам примет абсолютно все условия Джонсона.

Теперь необходимо было договориться с президентом Южного Вьетнама – Нгуен Ван Тхьеу. Джонсон двигался медленно и осторожно. Президент Тхьеу согласился и всё было готово к мирным переговорам. Северный Вьетнам принял сообщение, что если они нарушат условленную DMZ и продолжат атаки на Южный Вьетнам, то американские бомбардировки начнутся снова. 28 октября Джонсон отдал приках о прекращении бомбардировок. До выборов оставалось одна неделя.

Теперь необходимо обратить внимание на президентскую гонку между Никсоном и Хамфри. Всю президентскую кампанию Никсон избегал любой конкретной позиции по каждому из важных вопросов. Его стратегия заключалась “и вашим и нашим…тюда-сюда”.. Непопулярность вьетнамской войны и ассоциация Хамфри с администрацией президента Джонсоном сыграла свою роль и Хамфри уступал Никсону во всех опросах. И тут Хамфри пошёл ва-банк и озвучил, свою поддержку о заключении мирного соглашения с Северным Вьетнамом. Более того, чем больше третий кандидат Джордж Уоллас терял популярность, тем быстрее Хамфри догонял Никсона в опросах. В середине октября отставание было всего 5 points, что в пределах погрешности – то есть между кандидатами была фактическая ничья. Если президент Джонсон сможет добиться мирного соглашения – то демократы получат весомый толчок на выборах.

Никсон же, хотел, чтобы Южный Вьетнам информировал его о любых секретных событиях на мирных переговорах. Никсон понимал, что любые важные шаги на пути к миру будут выгодны для демократов в ноябре и соответственно уменьшат его личные шансы на победу.

“Дело Шеннолт” / “Chennault Affair”

Мирная Конференция в Париже должна была начаться 31 октября, за шесть дней до президентских выборов в США. Джонсон боялся, что в последнюю минуту СССР и Северный Вьетнам откажутся от саммита. Он никогда не представлял, что удара следует ждать совсем с другой стороны. Позвонил Госсекретарь Дин Раск и сообщил, что Нгуен Ван Тхьеу, президент Южного Вьетнама позвонил Раску и сказал, что южно-вьетнамская делегация не успевает попасть в Париж. Три дня недостаточно, для нужных сборов. Ранее Нгуен Ван Тхьеу говорил, что одного дня хватит. Почему такая перемена. Что произошло ?

Джонсон сразу всё понял. Во-первых он знал Анну Шеннолт. Во-вторых, ЦРУ и АНБ прослушивали посольство Южного Вьетнама в Вашингтоне и офис самого президента Нгуен Ван Тхьеу в Сайгоне. Джонсон прочитал отчеты о наблюдении и сразу понял, что президентская кампания Ричарда Никсона через Анну Шеннолт вела переговоры с президентом Южного Вьетнама и наставляла его оттянуть мирные переговоры.

Наблюдение показало, что Шеннолт выступала в качестве посредника от кампании Никсона с южно-вьетнамским послом в Вашингтоне, Диемом. И от него информация передавалась президенту Тхьеу. К вечеру 30 октября Джонсон имел полную картину происходящего. Президент позвонил в ФБР и поставил Анну Шеннолт под круглосуточное наблюдение. Также, он увеличил наблюдение за южно-вьетнамским посольством. Президент хотел знать о каждом приходящем и уходящем из посольства человеке. Дальше, Линдон Джонсон связался с Сайгоном и сказал, что если президент Тхьеу разрушит этот наилучший шанс для достижения мирного соглашения, американский народ никогда не будет поддерживать дальнейшую войну в Вьетнаме. Более того, президент США добавил, что президент Тхьеу совершает огромную ошибку, доверяя Ричарду Никсону.

На следующий день Джонсон позвонил влиятельнейшему республиканскому сенатору Эверетту Дирксен и ввёл его в курс происходящего. Джонсон надеялся, что как только Дирксен скажет Никсону, что президент в курсе интриги, то Никсон отступит и перестанет вмешиваться в мирные переговоры. Джонсон специально упомянул о причастности Анны Шеннолт и сказал, что президентская кампания Никсона будет уничтожена, если эта новость получит огласку в прессе. Джонсон воздержался от личного обвинения Никсона, но он ясно сказал, что люди в окружении кандидата должны прекратить мешать переговорам.

В этот же день 31 октября, президент Джонсон объявил по телевизору о важном прорыве в переговорах с Северным Вьетнамом. Вот, что он сказал дословно:

“Сегодня вечером я хочу сказать Вам о очень важных событиях в достижении мира в Вьетнаме. Мы участвуем в переговорах с представителями Северного Вьетнама с мая прошлого года… Я приказал, чтобы все воздушные, морские и артиллерийские обстрелы Северного Вьетнама будут прекращены в эту пятницу, с 8:00 утра по Вашингтонскому времени. Я принял это решение на основе событий и дипломатическом прорыве в Парижских переговорах.”

Дальше произошла серия трагических событий. ФБР зафиксировало, что советник Никсона, Джон Митчел позвонил Анне Шеннолт домой. На следующий день, президент Южного Вьетнама предал американского президента.

Война в Вьетнаме, уничтожила президентство и политическую карьеру Линдона Джонсона. Во время правления Джонсона, в этой войне погибло 36 тысяч американских солдат. Единственный кто удерживал у власти Нгуен Ван Тхьеу – это был Линдон Джонсон. Весь свой престиж, американский президент направил на укрепление позиции южно-вьетнамского коллеги. 24 часа после телевизионного выступления, Тхьеу предал своего американского покровителя. Несмотря на обещание данное Тхьеу раннее, он отказался присоединиться к мирным переговорам если на них будет присутствовать Вьетконг. Тхьеу знал, что это было невыполнимое для Джонсона условие. Переговоры были сорваны.

ФБР доложило президенту, что был перехвачен разговор между Анной Шеннолт и послом Диемом в Вашингтоне:

“…Я получила сообщение от своего босса, Вам лично. “Держитесь. Мы выиграем. Передайте своему боссу (президенту Тхьеу), чтобы он держался”. Хоть имя Никсона не было названо, но Джонсон понял, откуда шли указания

Текст разговора между Джонсоном и Дирксеном:

(Джонсон) – Я вижу в какую игру они играют, Эверет. Я не хочу, предавать это огласке.

(Дирксен) – Это правильно.

– Они должны прекратить это делать. Это государственная измена.

– Я знаю

– Я знаю откуда это идёт. Это будет шоком для страны, если президентский кандидат мешает такому важному событию.

– Да….

– Они должны знать, что я прекрасно знаю, что они делают. Я знаю с кем они разговаривают и я знаю ЧТО они говорят..

– Да…

– Что же мы должны сделать по этому поводу ?

(Дирксен) – Я поговорю с ним…

Ричард Никсо

Ричард Никсо

Советник по национальной безопасности Уолт Ростоу убеждал президента Джонсона предать всю историю огласке и уничтожить Никсона. Президент посоветовался с Госсекретарём Раском и Министром Обороны Кларком Клиффордом. Они указали на то, что публикация этой истории раскроет засекреченные методы сбора разведывательных данных как в Вашингтоне, так и в Сайгоне.

Это означало, что буду скомпрометированы методы прослушки и в других посольствах и других регионах. Более того, Шеннолт будет отрицать, что указания шли от Никсона. Её звонок не был так называемым “smoking gun” доказательством. Никсон всегда может сказать, что это делали его советники без его ведома. Да и Шеннолт будет всё отрицать. Какой ущерб этот скандал принесёт стране ?

Это потенциально может де-легитимизировать администрацию будущего президента. Джонсон опасался, что эта история просочится в прессу и какая реакция будет если узнают, что Джонсон знал о всём и ничего не предпринял ? Более того, импичмент новоизбранного президента нанесёт огромный вред стране. Импичмент президента это непостижимо, на тот момент это былo лишь исторической аномалией, произошедшей единственный раз, во время бурной эпохи после Гражданской войны.

Эпилог

Джон Фаррэл

Джон Фаррэл

Ричард Никсон выиграл выборы и стал следующим президентом. О “Дело Шеннолт” стало известно и как ожидалось Никсон и сама Шеннолт полностью всё отрицали. Этот эпизод канул бы в историю, если бы историк Джон Фаррэл не начал писать биографию о Ричарде Никсоне. Фаррэл нашёл дневники Никсоновского помощника и будущего руководителя президентской администрации, Гарри Холдемана.

1 января 1975 года Холдеман был осужден за заговор и препятствие правосудию за свою роль в скандале Уотергейт. Холдеман был приговорен к сроку 2,5 до 8 лет, но срок был сокращён после окончательного вынесения приговора. Холдеман вёл дневник во время президентской кампании Никсона в 1968 году.

В дневнике было написано следующее: “Пусть Анна Шеннолт работает с Южным Вьетнамом”. После того, как США были на пороге мирного соглашения, в дневнике стоит заметка: “Никсон сказал – можно ли всё разломать ?” Дословная фраза на английском: “Any other way to monkey wrench it?”

Ричард Никсон совершил государственную измену и разрушил мирные переговоры с Северным Вьетнамом. Ради своего президентства, Никсон пожертвовал жизнью 20 тысяч американских солдат, которые погибли во время его правления. Никсон прекрасно знал, что Джонсон и Раск никогда не решатся предать огласке историю с Шеннолт во время президентских выборов…… “во благо страны”…..

 

About the author

mm

Related Articles

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked (required)

Видео-канал